Crosshistory. Salvation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crosshistory. Salvation » Архив эпизодов » Урок хороших манер на парижский лад. (1630)


Урок хороших манер на парижский лад. (1630)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://cs619830.vk.me/v619830390/7cca/FeYk2NfpDcE.jpg

http://cs619830.vk.me/v619830390/7cd2/AFQPkEMXehg.jpg

Название фэндома: THE MUSKETEERS
Рейтинг: NC17
Участники: Миледи де Винтер, д'Артаньян.
Время, место: поздний вечер, трактир
Обстоятельства: Жизнь в Париже кипит полной жизнью, пока в застенках Лувра кардинал решает судьбу Франции. Миледи уже пять лет  состоит на его службе, принимая непосредственное участие в тонких политических хитросплетениях Ришелье. Некоторое время назад Его Преосвященство нанял леди де Винтер дабы заполучить особый груз испанца Мендозы, а также информацию и письма с печатью самого короля, решившего проявить излишне самостоятельную инициативность. Задание малоприятное, зная типаж толстого глупого испанца, но для такой женщины как Миледи несложное. Развязка должна была произойти этой ночью в снятых комнатах одной из непримечательных таверн столицы, где, к тому же, остановился молодой гасконец д'Артаньян, который уже успел привлечь к себе внимание проявлением своего гасконского темперамента.

+2

2

На старый город медленно опускались сумерки. Люди постепенно стали исчезать за дверьми собственных домов. И те немногие, что встречались на пути молодого человека, уже не вызывали в нём раздражения, ибо не имели возможности хорошенько рассмотреть незнакомца. Ведь в ночи, как и перед смертью, все люди становились равны.
Миновав ворота города молодой гасконец пробирался по узким улочкам Парижа в поисках более-менее привлекательного трактира. Впереди замаячило что-то похожее на вывеску и Д'Артаньян, зачем-то вслух, прочёл название трактира:
- Вольный мельник.
Кажется, он сделал это только для того, чтобы ободрить себя звуком собственного голоса. Ведь после смерти отца ничего не могло развеять печаль. Гасконец молчал всю дорогу, поэтому голос прозвучал не ободряюще, а как-то жалко и довольно хило. В следующую минуту Д'Артаньян откашлялся и повернул к трактиру. Спрыгивать с лошади он не торопился, дёрнув за поводья и тем самым сбавляя ход коня юноша принялся разглядывать здание. Трактир Д'Артаньяна вполне устроил. После внимательного осмотра он спрыгнул с лошади и отдав её подбежавшему трактирному слуге, зашёл в помещение. Здесь было несколько темнее, чем на улице. По этой причине гасконец был вынужден ненадолго остановиться у дверей лишь для того, чтобы привыкли глаза. Заказав у трактирщика кружку бургундского он сел на свободное место. Холодное вино придавало сил и приятно разливалось в области грудной клетки. В скором времени жажда была приглушена и мозг стал давать сигналы телу, что пора бы устроиться на ночлег. Молодой человек, при осмотре здания, заметил, что в таверне, на втором этаже находятся комнаты, в которых он бы мог провести ночь, а с утра отправиться к де Тревилю. Переговорив на эту тему с трактирщиком и предварительно заплатив за услуги, Д'Артаньян подошёл к лестнице, путь ему преградил человек, с ног до головы одетый в чёрное. Высокомерно смерив того взглядом, юноша попробовал сдвинуть его с места:
- Разрешите пройти! - голос уже не звучал хило и слабо, теперь в нём слышался вызов. Мужчина обернулся. Посмотрев на гасконца сверху вниз, он сплюнул:
- До того брюхо отъел, что обойти не можешь?
Было явно видно, что это была придирка. Ведь Д'Артаньяна толстым назвать никак нельзя было. Раздался звук металла. В одно мгновение рапира была наставлена на обидчика. Гасконец тяжело дышал от захлестнувшей обиды, кровь прилила к лицу и уже стала затуманивать сознание. Хватило бы всего одного выпада, чтобы обидчик упал замертво, но гасконец ждал извинений, с вызовом глядя в испуганное лицо напротив.
Все присутствующие замолкли в ожидании хлеба и зрелищ.

+1

3

Экипаж плавно покачивался, поскрипывая, передвигаясь по грязной замощённой улице под отдающее в ушах мерное цоканье копыт. Уж лучше нестись верхом по заезженной колее просёлочной дороги, особенно после летнего дождя, смочившего пыль и налившего травы особым свежим ароматом душистых стеблей и сладковатым полутоном только что срезанной зелени. В Париже не было этой натуральной искренней живости, один камень, чёрствый, тяжелый и фальшивый, лишь натёртый до полагающегося приличием блеска где нужно, да гнилое дерево, внешний антураж во много иллюстрировал и сердца большинства горожан, съехавшихся сюда в поисках лучшей жизни за размен наивности и праведности. От них у Анны не осталось ровным счётом ничего, а потому она чувствовала себя в суетливой меркантильной столице как в своей тарелке.
Проезжая по улице Кассет, Миледи осторожно посмотрела за расшитую алую занавеску с золотой бахромой -  кажется, даже у экипажа был испанский акцент. Мендоза же был в чопорном чёрном, какая блажь, впрочем, в темноте легче скрыть свои пороки, рокочущие внутри беспокойными бесформенными тенями. Перебирая пальцами по набитому брюху, он заговорчески улыбался, моргая как ребёнок, которому пообещали лакомство. От нетерпения он вот-вот норовил сорваться и припасть своими безобразно пухлыми губами к нежной коже спутницы, но она одним взглядом сдерживала натиск порыва. Улыбаясь с поддельным трепетом, Анна думала, как же Мендоза глуп и жалок, удивительно, как такому человеку доверили дела государственной важности. А чем, в сущности, он лучше неё? Почему он может свободно дышать воздухом, был мерзким слабым червяком с титулом и деньгами, а ей место в тени и на виселице? Те, кто борются за жизнь, способны на решительные смелые поступки, обречены на гибель, чтобы жили такие мерзавцы и трусы. Это не справедливость. Ришелье не отдавал приказа, но Мендоза не достоин жизни. С ласковой улыбкой на устах и ненавистью и глубоким презрением в сердце, Миледи де Винтер вынесла испанцу смертный приговор.
Экипаж остановился и последний раз качнулся, будто облегчённо вздохнув, избавившись от увесистого гостя. Миледи вышла следом, взглянув на стены и близлежащие окна. Таверна на вид внутри и снаружи была довольно опрятной, хозяева были требовательны и скупы, но на одну ночь будет довольно и этого. Испанец с бахвальством затребовал лучшие комнаты, Анна старалась держаться с достоинством, но не дешёвым самодовольством: в бытность графини она привила безупречные манеры и отменный вкус семейства Ла Фер. И всё бы шло как по маслу, если бы Мендоза не успел наткнуться на задиристого мальчишку, да ещё и раззадорить его. Смуглая кожа с налётом бронзы, миндальные глаза и неисправимое упрямство – сразу видно уроженца южных провинций Франции, темпераментных и неугомонных. Металл скрежетом поприветствовал присутствующих и, самое главное, Мендозу, в глазах которого забилось отчаяние. Анна не была бы против, если бы незнакомец заколол его, меньше грязи на собственных руках, но с этим стоило повременить, дело ещё не было окончено. Женщина приблизилась к ним и коснулась плеча толстяка, пристально глядя на юношу, скорее советуя взглядом, а не требуя, убрать шпагу. К тому же рядом с дамой он едва ли осмелится сделать выпад.
- Пойдёмте, дорогой. Этот пьяный выскочка не стоит вашего внимания.
Мендоза хмыкнул и задрав нос устремился в комнату. Анна одарила незнакомца особенным взглядом, полным интереса и симпатии, и скрылась за следом за испанцем.

+1

4

Как противны людские пороки. В особенности тогда, когда ты сталкиваешься с ними лицом к лицу. Они заражают податливое сердце, затуманивают разум, отупляют. Юноша видел перед собой не только толстое обрюзгшее лицо. Его и лицом то назвать было сложно. ДАртаньяну довелось лицезреть такие свиные морды в мясных лавках. Даже те жуткие воспоминания, когда на его глазах резали свинью, не шли ни в какое сравнение с тем, что он видел сейчас. Знатный господин... одно лишь слово, не более. Да что возомнили себе эти богачи? Неужели они думают, что низшее сословие лишь грязь на их подошвах? К, сожалению, так и есть. Юноша прекрасно это понимал, но смириться с этим фактом ему было трудно. Он был непомерно горд своим происхождением и если кто-то смел задеть его гордость, берегитесь. Честь, достоинство, смелость стирали отрицательные качества юноши в виде пылкости и гордости.
Острие шпаги было направлено на, судя по его одежде, высокопоставленное лицо. Ко всей вероятности, он был испанец, потому как только испанцы носят всё чёрное. И это был не единственный признак.
В таверне тишина. Ни звука. И слышно даже, как пролетают по периметру мухи, давая знать, что жизнь идёт, она не остановилась.
Лёгкий шорох платья заставил опомниться. Рука женщины скользнула по плечу толстяка, остановилась:
- Пойдёмте, дорогой. Этот пьяный выскочка не стоит вашего внимания. - словно выстрел в самое сердце. Гордость была уязвлена. Спасибо Миледи, смелой женщине, которая встала на защиту этого глупого болвана. Глаза у ДАртаньяна расширились. Он медленно опустил шпагу, засунул в ножны и был таков. После повторного звука металла о металл люди в таверне оживились. Никого не интересовало продолжение, всё и так было ясно, кровопролития не будет. Хлеб есть, зрелищ нет. На том и порешали:
- Вы с этим пьяным выскочкой прекрасно бы провели время не будь с Вами этого увесистого спутника. - гасконец подмигнул Миледи и покачивая головой вернулся на своё прежнее место.
На все оставшиеся деньги он заказал ещё пару бутылок бургунского. Сегодня юноша решительно хотел напиться.

0

5

Испанец отчаянно барахтался, вытаращив глаза, подобно рыбе, ухваченной за жабры, впивался неуклюжими как немецкие шпикачки пальцами в скользкие края ванной, жалко мычал крепко зажатым ртом, а потом бессильно обмяк. Кровь пульсирующим потоком хлынула в молочно-серую от мыла воду причудливым узором. Миледи спокойно выдохнула и улыбнулась довольным хищным оскалом.
Женщина как ни в чём не бывало подошла к дубовому столу, по виду дорогому, но невыносимо старому и потёртому. Даже свеча не плакала по убиенному, а бодро плясала в стройном бронзовом подсвечнике. На стуле рядом висел чёрный камзол и серебряная перевязь, Анна прощупала ткань и нашла то, что нужно. Склонившись над тусклым светом свечи, она проверила рисунок на сургуче письма – печать короля. Остальное болтливый горе-любовник поведал ей сам, хвалясь перед дамой практически бесценным, по его словам, грузом. А бутылка-другая креплёного вина и томный взгляд спутницы лучше ножей вытащили из Мендозы остальное.
Можно было уходить.
Тихо прикрыв дверь, Миледи вышла на лестницу, она не оглядывалась, не делала резких движений, будто спустилась забрать вещицу, забытую в кармане накидки, но, пройдя через тихий мрачный зал, она ощутила чье-то присутствие и обернулась. Тот самый вспыльчивый юноша, видимо, решил провести ночь в компании бутылки, а не клопов. Что ж. Идея вспыхнула внезапно и обрисовалась довольно чётко, незнакомец оказался более чем кстати.
- Месье! – негромко обратилась она, подходя ближе. – Я как чувствовала, что вы здесь, - она очаровательно улыбнулась, вглядываясь в его темные миндальные глаза. Анна прошла вдоль его стола, проведя по рельефной столешнице пальцами. – Вы что-то говорили о прекрасном времяпрепровождении в вашей компании, не так ли? Женщина поправила накидку из багровой как вино тафты, будто случайно оголив край плечика.

0

6

Удивительно, но сидевший в трактире д'Артаньян как телесно, так и духовно походил на героя Сервантеса. Дон Кихоту ветряные мельницы представлялись великанами, а стадо овец - целой армией. Д'Артаньян каждую улыбку в свой адрес воспринимал как оскорбление, а каждый взгляд - как вызов. Между бокалами крепкого винца, опрокинутыми в нутро, он сжимал кулаки. Не менее десяти раз он хватался за эфес своей шпаги. Удивительно... как произошло так, что его кулак никому ещё не раздробил челюсти, а шпага не покидала своих ножен? Кроме, конечно же, того последнего случая с недалёкого ума испанцем.
Вино ударило в голову отчаянному юноше, отчего в карих глазах помутнело. Сквозь призму он увидел перед собой призрачный силуэт женщины. Она манила своей статью, ухоженным видом и дорогими духами. Миледи словно Ева соблазняла Адама попробовать яблок с запретного дерева. Как вы понимаете беднягой выступал молодой и наивный гасконец.
Прекрасная дама обратилась к нему, когда он уже во все глаза смотрел на неё:
- Сударыня, - отвечал он довольно-таки трезво и уверенно. Губы растянулись в улыбке с хитрецой, а в глазах, которые прояснялись с каждой секундой, заиграли ослепительные огоньки:
- Очень рад повторной встрече, весьма неожиданной, но не менее приятной.
- Всё-таки я был прав, - расхваливал в уме себя д'Артаньян: - Какая женщина захочет проводить время с таким напыщенным и необъятным индюком, каким был тот испанец. - юноша даже не придал значения тому факту, что упомянул того человека в прошедшем числе, словно его уже и не было на этом белом свете. Но в данную секунду ему было не до того. Гасконцу выпала честь провести вечер с прекрасной дамой, которая была очень даже ничего:
- Предполагаю, что легче всего нам будет общаться наедине и без свидетелей. - гасконец обвёл взглядом присутствующих и остановился на трактирщике:
- Два бокала в тринадцатый номер! - залихватски крикнул юноша и взяв со стола ещё не откупоренную бутылку бургунского, посмотрел на Миледи:
- И если Вы не против, сударыня, то пожалуем в мои покои, где ни одна живая душа не будет нас донимать своим присутствием.
Пропустив даму вперёд себя, д'Артаньян выхватил у бежавшего наверх трактирщика злосчастные бокалы и смерил его недовольным взглядом, мол, "только попробуй нам помешать".
Когда они добрались до дверей той самой комнаты, возникла одна неловкость. Ключи от комнаты, которые были взяты у трактирщика ранее, лежали в переднем правом кармане и достать их было проблематично, ибо руки заняты. Не долго думая, д'Артаньян умоляюще посмотрел на Миледи:
- Дело тут вот в чём, сударыня, не могли бы вы вытащить из моего правого переднего кармана ключи и открыть эту злосчастную дверь? - бутылку вина он, по весьма странным обстоятельствам, прекрасной даме не доверил, словно прилип к ней и бокалам.

+1

7

Несмотря на количество выпитого, измеримого бутылками, опустошёнными почти до дна и уверенно приютившимися на столе, парень держался довольно стойко. Его тёмные глаза, блестевшие от вина, стали ещё более масляными, когда незнакомка подошла ближе. Какой-то бородатый мужчина в потёртой коже и засаленными пожелтевшими рукавами рубахи завистливо хмыкнул, впрочем, косился на обворожительную горстью таверны не только он, несколько похотливых взглядов ощущались из тёмного угла, где допивала последнее креплёное компания, половина которой уже благополучно спала, похрапывая, на столах и лавках, кто-то присвистнул. Женщина же на это не обращала внимание, держась с достоинством, дабы, при всей деликатности дела, не выглядеть харчевенной шлюхой. Д’Артаньяну же, запальчивому самодовольством, судя по всему, деликатность была не столь ясна, будь его воля, он, кажется, крикнул бы на весь Париж и его окрестности до родимой Гаскони и побережий Прованса, что собирается уединиться с прекрасной дамой. Миледи де Винтер лишь хмыкнула про себя, её сейчас не так беспокоила репутация её «образа» в глазах трактирщика и постояльцев, напротив, это сейчас было весьма кстати, сколько забавляло поведение нового знакомого.
Анна кивнула в знак согласия, томно взглянув на юношу и устремилась обратно в сторону лестницы, грациозно приподнимаясь, поддерживая пышный подол тёмно-алого платья, в котором она была похожа на распустившуюся розу, благоухающую, манящую нежным бархатом лепестков. Парень успел обзавестись бокалами по пути и прихватил бутылку бургундского, не анжуйское времён Генриха III, конечно, но тоже ничего. Тем более что она пить собиралась разве что для проформы.
Возле двери выделенной молодому человеку комнаты он замешкался, простодушно попросив о небольшом одолжении. Анна лишь по-кошачьи улыбнулась, взглянув на тот самый карман. Соловушек сам летел к ней в когти, тем лучше. Женщина подошла к нему сбоку, положив ладонь на бедро и будто впотьмах, стала небрежно искать карман, ловко ведя пальцами, и не только там, где предполагался ключ. Второй рукой она приобняла его, а сама проверила наличие оружия. Неплохо, пистоль можно будет забрать и ещё пару мелочей.
- Конечно, сударь, - она произнесла горячим шёпотом ему на ушко, приобняв сильнее. А затем резко отстранилась, найдя то, что нужно. Рассохшаяся дверь поддалась легко с тихим скрипом, Анна вошла внутрь, пропустила юношу и захлопнула её. Как только яркая лента тёплого света из дверного проёма растворилась во мраке, женщина заключила нового знакомого в объятия, отбирая вино, дабы не мешало и запечатлев на его губах пылкий поцелуй.

+1

8

Д'Артаньян закрыл глаза. Юному мальчишке из Гасконии сейчас казалось, что весь мир лежит у его ног. Он представлял как стоит на высоком берегу, а внизу простирается бескрайнее море. Ветер ласково касается пухлых губ, тормошит чёрные как смоль волосы. Будучи в плену своей мечты, так претит возвращаться в скучную реальность серых будней. Там, за живой изгородью боль, слёзы, разочарование, а здесь покой, наслаждение, взаимная любовь. Любовь... юноша не знал что значит это слово. Никогда не чувствовал нечто подобное и не горел желанием. Ему достаточно было любоваться прекрасными леди, флиртовать с ними, вкушать нектар с девственных алых губ, вкушать их самих, но он не любил их. Случайные связи настолько вошли в обыденную жизнь паренька, что он считал их привычным делом. Дамы, благородные и нет, совсем не были против такого расклада. Они получали взаимные удовольствия и расходились. Никто ничего никому не был должен. Карма гасконца не была так безупречно чиста, хоть он и был несколько доверчивым и добродушным. Однажды, переспав с крестьянкой, он как обычно оставил её на утро одну. На следующий день девушка вовсю колошматила его дверь, требуя жениться на ней, хотя это и не входило в их той ночью. Что не любил молодой человек, так это лжи. Он вышел к девушке как настоящий мужчина, не прячась за спиной отца, расставил руки в сторону и нахмурившись произнёс:
- Ну давай же, бей меня, дворянина, при всём честном народе, - а народу собралось на месте происшествия и правда немало. Д'Артаньян подошёл к крестьянке вплотную, от чего та залилась ярко красным румянцем:
- Если я тебя опорочил, если я предлагал тебе той ночью руку и сердце! - прошипел он вне себя от ярости. Девушка такого напора не выдержала и убежала вся в слезах. После недолгого обращения гасконца к жителям городка и соседям, непосредственно, все разошлись в хорошем расположении духа. И юноша тогда вздохнул с облегчением. Всем только и подавай хлеба и зрелищ.
Пьяный дурман бывает хуже наркотика. Молодой человек очнулся только тогда, когда почувствовал на своих чреслах женское прикосновение. Он распахнул глаза и так как был очень впечатлительным и эмоциональным, на его лице отразилось крайнее удивление. Такого поворота мелкий бес не ожидал. Дыхание в груди спёрло. Ещё долго юнец не мог ни вздонуть не выдохнуть.
Однако из ступора его вывели всё те же ключи и всё та же Миледи. Она отворила дверь. Молодой гасконец не долго думая зашёл внутрь. Не успел Д'Артаньян очухаться, как девушка, словно хищница, набросилась на него с пылким поцелуем. Опытный в таких делах юноша с лихвой взял инициативу в свои руки. Он ласково провёл рукой по внешней стороне бедра, углубил поцелуй. Незаметно сбросил с себя оружие. Отстранился, стянул с себя белую рубашку, бросил в дальний угол. Жадно впиваясь в губы Миледи он подвёл её к краю кровати. Бросил и тут же бросился сам. В бурлящий страстью омут. С головой. Точнее без неё. Смотря с какой стороны посмотреть.

Отредактировано D'Artagnan (2015-03-09 15:41:24)

0

9

В первые мгновения мальчишка заметно оробел, как видно, не ожидая, что новая знакомая окажется столь коварно-беззастенчивой. Тем не менее, гасконец уверенно перешёл в контрнаступление и стало ясно, что опыт постельных баталий у него имелся изрядный, что неудивительно, беря в учёт его молодое смазливое личико и статную фигуру, притягивающие взгляды дам, а у кого-то и будоражащие различного рода фантазии.
Парень поспешил избавиться от оружия и рубахи, Миледи внимательно проследила, куда с грохотом приземлился пояс с пистолем, шпагой и кто ещё знает, чем, в темноте разобрать было трудно. Пока юноша обнажал свой торс, Анна с небрежной осторожностью задвинула, пнув ножкой, оружие нового знакомца подальше под кровать. Новоиспечённый любовник, тем временем, решил резко изменить диспозицию и осуществил манёвр на ложе, вежливо пропустив даму вперёд.
Анна потянула за замысловатые завязки своего платья, юноша был слишком разгорячён и не слишком трезв для долгой возни с одеждой вожделенной женщины. Она облегчила шнуровку и свой вздох, вырвавшийся из высоко вздымающейся груди, но не стала стягивать ткань с тела, оставив это право юноше. Миледи знала, что в большинстве своём, это доставляет мужчинам особое удовольствие, особенно в том случае, когда леди интригует тайной сокрытых изгибов своего тела, ещё не изученных даже взором, не то, что прикосновениями. Это «изучение» вводит любовников в особое состояние доверия, сближает что ли. Там, где есть нежность, даже самая грязная похоть получает индульгенцию. В противном случае это ничем не лучше случки даже самых дорогих охотничьих собак.
Графиня чуть запрокинула ножку за его бедро, задрав тем самым юбки своего платья, лаская ладонями его сильные плечи и спину.
- Ты так и не назвал мне своего имени, прекрасный незнакомец, - лукаво прошептала она ему на ушко, прикусив за мочку. Миледи было ровным счётом наплевать на имя и титул парня, но она знала, какое действо оказывает произнесённое в порыве страсти имя, как пьянит и кружит голову любовнику, позволяя почувствовать себя особенным, победителем, а значит - делает его слабее к женским чарам.

0


Вы здесь » Crosshistory. Salvation » Архив эпизодов » Урок хороших манер на парижский лад. (1630)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC