Crosshistory. Salvation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crosshistory. Salvation » XVII век » Jouer avec le feu (май, 1625)


Jouer avec le feu (май, 1625)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sg.uploads.ru/a17zM.gifhttp://s9.uploads.ru/ygXnm.gif
Название фэндома:"The three musketeers"
Рейтинг: NC-16
Участники: Anne d'Autriche, Milady
Время, место: приятный майский день 1625 г.,  сад Тюильри;
Обстоятельства: Обычная прогулка в обществе придворных превращается для королевы в игру с огнём: она получает тайное послание от своего брата короля Филиппа, требующее незамедлительного ответа. Ришелье ждал чего-то подобного после донесений о планах  первого министра Испании Оливареса, потому настоятельно наказал своей шпионке Миледи не спускать с Её Величества глаз. Удастся ли Миледи заполучить важные бумаги, а Анне Австрийской - передать ответное письмо и остаться не скомпрометированной? 
Капелька вдохновения: -

+1

2

Прогулка в саду дворца Тюильри́ с некоторого времени стала частью ежедневных светских ритуалов королевы. Когда Анна бывала не в духе, ей казалась, что вся эта прогулка нужна исключительно для того, чтобы наглядно продемонстрировать господам и дамам из высшего сословия, что их королева прибывает в добром здравии тела и духа, а потому все еще способна когда-нибудь произвести на свет наследника-дофина. Однако сегодня настроение Анны вовсе не было таким мрачным. Трудно сказать, что было тому причиной -  ясная погода или же удачно подобранный наряд, а, может, и иная мелочь, которая в двадцать четыре года все еще способна порадовать женщину, даже если эта женщина королева одной из самых могущественных стран в Европе.  Так или иначе, но  предстоящая прогулка вовсе не казалась сейчас ее величеству тяжелым испытанием. 
Прогулка эта, как и любая часть придворного церемониала, обладала двойным дном и отнюдь не сводилась к неспешному шествию вдоль красивых аллей. Например, оказать честь быть приглашенным на прогулку можно было дворянину или дворянке, чья репутация  пока не позволяла им участвовать в иных событиях жизни двора, однако в чьей судьбе король уже наметил скорые перемены к лучшему. Также на прогулке можно было лишний раз поощрить словом или взглядом того, кто нынче прибывал в фаворе у монархов, и, конечно же, лишний раз намекнуть о недовольстве тому, кого скоро ожидают неприятности. А еще на прогулке встречались те, кому было бы неприлично видеться при иных обстоятельствах, под предлогом участия в шествии обсуждались важные дела и велись серьезные разговоры.
Чуть позднее обычного времени королева в сопровождении придворных дам и фрейлин вошла в ворота итальянского садика, где их приветствовали гости, приглашенные к участию в прогулке. Как и следовало ожидать, король и придворные из его свиты, участие в променаде не принимали. Анна вздохнула, в последнее время ее супруг даже забывал для вежливости ссылаться на важные дела, объясняя причину своего отсутствия. Ее величество лучезарно улыбнулась в ответ на церемониальные поклоны придворных.
- Сегодня прекрасный день, господа, и мне кажется, что прогулка обещает быть весьма приятной.
После завершения приветствий вся процессия двинулась дальше. Одна из фрейлин держала над королевой парасоль, защищая ее белоснежную кожу от солнечных лучей. Другая фрейлина шла по левую руку от ее величества. Она уже не первый год была при дворе, а потому робела перед супругой короля гораздо меньше своих товарок, так что задачей ее было занимать Анну беседой во время прогулки.
-  Ваше величество, вы слышали, что Александр Арди – автор «Комедиантов Короля», наконец, собрал свои пьесы для издания? Мне говорили, что в Париже уже можно увидеть первый том.
Королева была весьма благодарна своей спутнице, что они сейчас заговорили о театре, а не принялись вновь за бесконечное обсуждение человеческих добродетелей.
- Увы, нет. За государственными делами при дворе, кажется, совсем позабыли об искусстве.
О том, что дела государства совершенно не мешали Людовику помнить об охоте и иных развлечениях, разумеется, не стоило говорить вслух.
- Пожалуй, нам нужно пригласить кого-то из французских комедиантов, чтобы развлечь его величество и позволить ему хоть ненадолго отдохнуть от ежедневных забот.
Анна хорошо понимала, что супруг ее, скорее всего, на представление не явится, зато она сама, под видом заботы, сумеет развеять скуку однообразной дворцовой жизни.
Тем временем статс-дама, графиня де Ланнуа, шла чуть позади королевы и время от времени строго поглядывала на стайку совсем юных фрейлин, которые, по причине своего возраста постоянно находили в вокруг что-то смешное.

+2

3

Двери кабинета Его Высокопреосвященства были плотно закрыты, гвардейцы перед входом глядели так сурово, что не отперли бы ни под страхом смертной казни, ни за богатство в размере приданого королевы-матери Марии Медичи.
Миледи ожидала подле в компании молоденькой живой брюнетки с лукавыми глазами - маркизы дю Фаржи, урождённой Мадлен де Силли де Ла Рошпо, от скуки делившейся последними новостями, которые леди де Винтер пропускала мимо ушей, если те не были достаточно пикантными, чтобы пустить в дело. Нетрудно было догадаться, кого в это время принимал кардинал – супруга маркизы Шарля д'Анжена, посла Франции в Испании, который, судя по всему, только вернулся из Мадрида.
Ожидание утомляло, но, неспешно опустошив кряду более трёх бокалов воды за беседой, вскоре дамы сменили господина д'Анжена, который выглядел напряжённее обыкновенного. Сначала Ришелье обратился к Мадлен, дал несколько наставлений и в очередной раз торжественно пообещал маркизе в качестве благодарности за верность четы свой протекторат в вопросе должности хранительницы гардероба и драгоценностей королевы, которую в данный момент занимала мадам де Верней. Мадлен де Силли обладала неуёмной тягой к роскоши, потому с особым трепетом ждала нового назначения, мысленно уже вкушая его плоды. Миледи, оставшись наедине с Его Высокопреосвященством напомнила и о своём давнем желании – титуле, который жаждала более денег, хотя от последних никогда не отказывалась.
Кардинал обнадёжил свою шпионку, но, как большинство политиков, весьма расплывчато.
- У нас есть подозрения, что в ближайшее время Её Величество,, - Ришелье помял губы, упоминая Анну, - получит корреспонденцию с родины. Достаньте письмо, Миледи. И ответ. Не спускайте с королевы глаз.
Кардинал задумчиво покрутил кончик своего уса.
- Приступайте немедленно.
- Будет исполнено, Ваше Высокопреосвященство, - без колебаний заявила Миледи, поклонившись и поцеловав перстень на руке Ришелье.

Процессия во главе с Анной Австрийской чинно вышагивала вдоль аллей маленькой Италии. Здесь витал дух Медичи, напоминая о своей величественной безжалостной создательнице Екатерине. Миледи, усмехнувшись, вспоминала забавную легенду о том, что якобы здесь королева намеревалась выращивать травы для своих ядов. Так или иначе, безмятежные пёстрые клумбы, живые лабиринты и изящные статуи едва ли наводили на мысли о чём-то дурном. Видимо, именно поэтому Её Величество избрала Тюильри для своих прогулок.
Миледи шла чуть поодаль, приглядываясь. Впереди щебетали голубки, сумевшие войти в «дамский двор» Анны, их то и дело одёргивала мадам де Ланнуа, в другой стороне брёл главный распорядитель французского двора Луи де Бурбон, граф Суассонский, во время подобных прогулок производивший неформальный смотр дам, которых рекомендовали к зачислению в штат служащих Её Величеству. Вокруг Луи крутилась Катрин Ле Вуайе, мадам де Ла Флот-Отрив – бывшая гувернантка дочерей Марии Медичи. Она вовсю хвасталась своими внучками Марией и Шарлоттой де Отфор, уверяя, что те станут чудесными фрейлинами королевы Анны. Главный распорядитель, которого разморила жара, умолял повременить с этим и обожать, чтобы девушки ещё немного повзрослели.
- Позвольте, мадам Эстефания, - самым милейшим голосом обратилась Миледи к камеристке Её Величества, испанке, которая переехала во Францию вместе с Анной. Леди де Винтер ловким движением убрала сухой листок из её волос, дружелюбно улыбнувшись. Эта женщина вполне могла пригодиться, чтобы подобраться к королеве поближе.

+1

4

Первый час прогулки прошел весьма спокойно и размерено. Пока дамы чинно бродили по аллеям, Анна с удовольствием поддерживала беседу о театре.  Затем королева решила отдохнуть в тени одной из беседок. Свита ее величества расположилась вокруг. Почтенные дворянки в возрасте, быстро утомлявшиеся, однако все еще не желавшие отказываться от привилегии прогулок с королевой, поспешили устроиться на ближайших парковых скамейках, подгоняя и без того суетящихся слуг, мадам уже скоро восседали на мягких подушках, расположив усталые ноги на резных подставках. А некоторые из гостей, улучив момент, свернули на одну из боковых аллей для продолжения личных разговоров. Ее величество попросила позвать к себе графиню де Бриссак, что и было выполнено незамедлительно. Анна поздравила ее с удачным замужеством дочери и выразила надежду, что будущие потомки двух аристократических родов, несомненно, совершат немало славных дел на благо Франции.  После произнесения в ответ длинной и весьма витиеватой благодарственной речи графиня получила позволение удалиться.
За этими делами и разговорами  Анна не сразу заметила появление в саду гонца. Миновал ли он дворцовую охрану или же пришел  в сопровождении кого-то из гостей, так и осталось для нее загадкой. Разумеется, слишком близко к королеве его не подпустили. Мадам де Ланнуа как истинный солдат на страже приличий выплыла к нему навстречу, едва гонец успел свернуть в аллею. Разговор статс-дамы с посланником был недолгим, и из беседки Анна не смогла его расслышать. Затем в руках у гонца появился конверт, который  тут же перекочевал в ладонь мадам де Ланнуа. Юноша был отпущен, а графиня направилась к королеве.
- Ваша величество, гонец принес письмо от мадам де Клермон. Желаете прочесть его позже?
Госпожа де Клермон, сорока пяти лет от роду, была дамой весьма необычной. Мадам ее звали скорее  ради уважения, так как эта дама никогда не была чьей-либо супругой. Судьбой своей она, однако, совершенно не тяготилась. Собственный брат, изрядно улучшивший свое положение женитьбой на девице, не столь родовитой, сколь богатой, никогда сестру не понимал, так что готов был выделять самые щедрые суммы на ее содержание, лишь бы только пореже встречаться с нею. Госпожа де Клермон была этому только рада, много путешествовала и  весьма интересно рассказывала о своих странствиях. Пожалуй, на переписку королевы со столь примечательной особой могли бы смотреть с неодобрением, однако мадам, помимо прочего, слыла щедрой благотворительницей, не забывавшей помогать приютам, церквям и монастырям. Так что и король, и кардинал не имели повода открыто выступить против столь благодетельной особы.
- Нет, нет, благодарю, но я желала бы взглянуть на письмо сейчас.
Мадам де Ланнуа уже собралась было спрятать конверт, однако остановила руку на полпути и протянула послание королеве, после чего отступила на положенное расстояние. Никто не посмел бы заглядывать ее величеству через плечо при чтении.
Анна осторожно разорвала конверт и взглянула на исписанные листы. Мадам де Клермон никогда не была автором этих строк, а имя ее, обозначенное на конверте, лишь использовали в качестве прикрытия. Настоящим отправителем послания был не кто иной, как Филипп – брат Анны и король Испании.
Замешательство королевы длилось лишь скромную долю секунды, ее величество сумела скоро вспомнить, что на нее весьма пристально смотрят, и поспешила взять себя в руки.
- О, - Анна сделала вид, что пробегает глазами по тексту, а затем нарочито громко рассмеялась.
- Мадам весьма занято пишет о широких батистовых голландских воротничках, и даже прилагает собственные рисунки.
Дамы ответили королеве улыбками, письма из дальних стран всегда были любопытным развлечением.
Анна подняла глаза от письма и заметила статс-даму, подошедшую чуть ближе. Мадам де Ланнуа протянула руку, предлагая королеве забрать письмо, которое было ею уже прочитано, однако ее величество лишь отрицательно покакала головой.
- Здесь еще весьма остроумные замечания о голландских нравах, я прочту их вслух позже, когда с нами не будет столько юных особ.
Ее величество мимолетно взглянула на фрейлин, а затем сложила письмо в несколько раз и спрятала его в манжет собственного рукава.
Небольшой кусок бумаги теперь будто бы обжигал ей запястье.
- Нужно будет суметь улучить момент как можно скорее и внимательно прочесть послание. Должно быть, дело срочное, раз Филипп пошел на такой риск.

Отредактировано Anne d'Autriche (2016-08-09 00:34:57)

+1

5

Поодаль суетились слуги, угождая своим притязательным хозяйкам, которые ютились как можно ближе к королеве, уверяя себя в полнейшем счастье подобной близости. Леди де Винтер усмехнулась про себя, размышляя над тем, что коварные и затейливые умы столетия, должно быть, не совершали стольких злодеяний в войнах меж государствами, сколько эти женщины за право столоваться с Анной Австрийской. Милые юные создания беззаботно ворковали и смеялись под назидательным взглядом мадам де Ланнуа, с благоговением замирая от каждого жеста Её Величества, но знали ли они, сколько пота, крови и денег отдали их семьи за подобную привилегию? Счастье в неведении, но это счастье эфемерно и грош ему цена. Анна де Бейль всего добилась сама, и это чувство делало её победы сладкими и пьянящими в той мере, которую никогда не суждено познать безмятежным нимфам сада Тюильри.
Миледи охнула, схватившись за локоть противоположной руки, будто заныл сустав, но быстро вернулась в прежнюю улыбчивость.
- Más vale prevenir que curar.* - произнесла Миледи на испанском в попытке завязать разговор, кивнув на молитвенник и чётки, которые так часто сопровождали ближайшую сторонницу Её Величества, истинную дочь своего помпезного и чопорного отечества. - Не так ли, донья Эстефания?
Женщина кивнула, одарив незнакомку робкой благожелательной улыбкой, но лишь поклонилась и устремилась вперёд, не решившись продолжить разговор с дамой, которую видела в обществе приспешника кардинала Ришелье – графа де Рошфора. Как только камеристка королевы отвернулась, Миледи разочарованно хмыкнула, но внимание её тут же приковала мадам де Ланнуа, которая говорила с юношей, похожим на пажа или…посланника. Глаза шпионки хищно загорелись. Неужели люди Филиппа совсем потеряли стыд и действуют столь дерзко, что осмеливаются передавать письмо прилюдно? Что это: глупость или крайнее отчаяние? Похоже на второе.  Рука опять дала о себе знать. Леди де Винтер поправила складки рукава, сжав губы.
Высокий слуга с козьей бородкой и длинными чересчур худыми ногами в сопровождении двух прислужниц, которые не осмеливались поднимать взгляда на дворянок, несли подносы со штофами и бокалами, холодными закусками и сладостями на тарелках из изысканного фарфора и серебра. Миледи стянула кусочек засахаренной тыквы и поплыла в том же направлении, не спуская глаз с мадам де Ланнуа, которая поймала взгляд Миледи и будто обожглась им. Эта женщина не станет ей мешать, она слишком боится замарать свои алебастровые пальчики, чтобы делать грязную работу самой, но это не мешает её язычку выкладывать Ришелье любопытные подробности, подмеченные за поведением августейшей Анны. Кругом вероломство! Интересно, на какой секрет королевы графиня купила брошку, сверкающую среди узорчатой парчи, муара и лионского шёлка?
Миледи подобралась к беседке совсем близко, она видела конверт, который так кокетливо сверкал среди пальчиков статс-дамы и королевы. Но тот ли это был конверт? Ошибиться было бы недопустимо. Её Величество получает уйму корреспонденции ежедневно, другое дело, что далеко не вся она попадает к ней в руки при подобных обстоятельствах.
Лишь тот, кто ожидал, мог заметить мимолётное смятение королевы при взгляде на строки письма. Фрейлины доверчиво залепетали о самой мадам де Клермон, её спорном положении, воротничках, которые, казалось, так кстати упомянула королева. И всё же этого было недостаточно, королеву могли смутить скабрезные детали амурных приключений своенравной знакомой, бросившиеся в глаза. С мадам де Клермон, старой распутницы, станется. Графиня протянула руку за письмом, успев заметить лишь одно испанское слово, когда Анна сворачивала бумагу, и, не получив позволения, сделала лёгкий короткий реверанс, отойдя в сторону. Миледи впилась в доносчицу кардинала взглядом, грудь мадам Ланнуа от волнения высоко вздымалась, а на лбу проступили капельки пота. Отступив за спину Её Величества, статс-дама едва заметно кивнула леди де Винтер.
Миледи даже не шевельнулась, будто ничего не заметила. Она спокойно вздохнула, взглянув на слепящее сквозь крону деревьев солнце, и тенью прошла вдоль беседки, подозвав к себе жестом одну из служанок, шатенку в кружевном чепце, которая не так давно несла тарелку со сладостями вместе с высоким нескладным мужчиной. Миледи взяла ещё горсть цукатов, осушила бокал с крюшоном до дна и, покрутив его в руках, поставила обратно на поднос, красноречиво глядя на девушку. Та дрожала и глядела, прося о милосердии, но шпионка кардинала была неумолима и хладнокровна.
Служанка взошла на возвышение беседки, норовя собрать пустые тарелки, но рядом с Её Величеством обронила поднос, вскрикнув. По полу бежала бурая мышь, вызывая у всех присутствующих трепет и истерию. А на платье королевы появились алые брызги от вишнёвого компота.
- Ваше Величество, умоляю, простите меня! – девушка рухнула на колени, хватаясь за подол платья Анны Австрийской. Она дрожала и плакала. И всё же, это было лучше, чем разлука с единственным сыном, которому не было и пяти лет от роду.
Леди де Винтер с трудом сдержала улыбку, но досадливо вздохнула, когда заметила дырку в рукаве платья, которую оставил грызун. И как этот зверёк сумел изувечить батист с перевязанной мордой? И руку у локтя, кажется, покусал.

_________________________
*Профилактика лучше лечения.

+1

6

У королевы не бывает просто платьев. Вот, например, небесно-голубой наряд, в котором Ее величество не так давно появлялась на празднике,  сшит из ткани, вошедшей в череду подарков от итальянского посла, питавшего надежду на усиления своей страны на французском рынке. Или же нежно-золотистое платье, в котором Анна сегодня утром вышла к завтраку - своим впечатляющим блеском оно было обязано владельцам мануфактуры золотой пряжи, презентовавшим двору лучшее творение своих умельцев.  А еще были платья, предназначавшиеся для ношения с драгоценностями, лично выбранными Его величеством или  наряды, преподнесенные «от щедрот» свекрови и еще множество иных вариантов. И в том, чтобы носить одни и пренебрегать другими тоже имелось особое значение…
Нынешнее платье королеве нравилось. Она сама выбирала для него ткань и фасон по самой последней французской моде. Однако волнение из-за письма так захватило Анну, что она непростительно надолго погрузилась в личные раздумья и отвлеклась от происходящего вокруг, а потому ей понадобилось несколько мгновений, чтобы понять причину переполоха. Точнее причин было несколько – бурая мышь, встревоженная повышенным вниманием к ее персоне, испорченное платье королевы и служанка, кажется, напуганная происходящим гораздо больше, чем хвостатая виновница паники.   
- Встаньте, дитя мое.
Но во всеобщем переполохе голос  Анны так и остался не услышанным. Юные фрейлины разрывались между желанием подхватить юбки и убежать как можно дальше от «страшного зверя» и желанием скорее ринуться вперед и спасти свою королеву, чем непременно заслужить ее одобрение.  Принять окончательное решение барышням, по всему видать, было трудно, оттого они пытались поочередно делать то одно, то другое и только вносили в происходящее лишний сумбур. Мадам де Ланнуа смотрела на провинившуюся служанку таким взглядом, что, казалось, несчастная давно бы должна от него запылать самым ярким пламенем. Дворянки в возрасте охали и шумно рассуждали о том, что нынешние слуги никуда не годятся, и уж в прежнее время нерадивых не постеснялись бы «воспитать» как следует. Сами же слуги, напуганные поступком одной из своих, бросились с особенным рвением исполнять свои обязанность и разбирать возникший беспорядок, но от таких усилий было гораздо больше суеты и шума, нежели пользы. Саму мышь они не боялись – в дальних подвалах Лувра и на ночных парижских улицах можно было встретить особей гораздо крупнее. Одна из прислужниц, по-видимому, подруга провинившейся, рухнула на колени рядом с ней, и теперь вторым голосом умоляла о снисхождении к несчастной.
- Встаньте, - ледяным тоном повторила Анна. Королевы не повышают голос, даже если их не желают услышать. Они лишь сдержанно намекают на собственное недовольство.
На окружающих это подействовало. Стоящие на коленях служанки перестали голосить. Зрелые дамы продолжили ворчать вполголоса, а фрейлины, наконец, прекратили суетиться, застыв на своих местах и давая слугам возможность расторопнее справиться с работой. Дождавшись наступления тишины, Анна продолжила.
- Я прощаю вас, и никто не посмеет оспорить моего решения, - Анна бросила выразительный взгляд на мадам Ланнуа и того, кто был поставлен над слугами. С них станется ради соблюдения приличий и в качестве урока остальным приказать выпороть девицу, а, может, и вовсе выгнать из дворца, так что стоило заранее предостеречь их от неповиновения королеве.
- Возвращайтесь к своим занятиям.
Кажется, все еще не веря собственной удаче, служанка начала пятиться в сторону других работников и уже через мгновение рьяно принялась за уборку. Подруга чуть более торопливо последовала за ней.
Придворные дамы, еще мгновение назад возмущавшиеся нерасторопностью слуг, теперь на все лады расхваливали благородство души Ее величества.
Но у Анны, помимо простой человеческой жалости к провинившейся служанке, имелись еще и иные мотивы.
- Что ж странное происшествие вполне может обернуться нежданной удачей.
Анна улыбнулась, давая всем понять, что Ее величество не сердится.
- Поторопись расставить шатер.
- Слушаемся, Ваше величество.
По суровому взгляду старого слуги мальчики-лакеи забыли об уборке и  кинулись устанавливать остов и перекрытия для небольшого прогулочного шатра. Штат прислуги носил его с собой на тот случай, если Ее величество пожелает  отдохнуть в тени чуть дольше или же захочет  на какое-то время остаться в компании исключительно близкого круга.
- Мари, - королева окликнула одну из девиц-служанок. 
– Вы будете  прислуживать мне.
Имя этой девушки было известно королеве, так как она часто исполняла обязанности камеристок для придворных дам или фрейлин, да и сама Анна нередко прибегала к ее услугам. Присутствовать при утреннем пробуждении королевы и участвовать в ее сборах, конечно, всегда было высокой честью для дам и девиц при дворе. Однако на деле оказывалось, что затягивать корсет, завязывать ленты, подкалывать булавки простые слуги умеют гораздо лучше. Выбор Мари оказался не случаен. Девушка была неграмотна. В то время как французские дворяне гордились собственной просвещенностью, большая часть простых людей продолжала ставить крестик, вместо собственного имени. Так что  во время переодевания Анна сможет беспрепятственно прочесть письмо, девица не только не разберет его содержания, но даже не сумеет узнать, на каком языке оно написано.
- И велите послать в Лувр за другим платьем. Бирюзовым, из тех, что  были закончены на прошлой неделе.
В исполнительности слуг сомневаться не приходилось.

Отредактировано Anne d'Autriche (2016-09-13 15:56:12)

+1


Вы здесь » Crosshistory. Salvation » XVII век » Jouer avec le feu (май, 1625)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC