Crosshistory. Salvation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crosshistory. Salvation » Архив эпизодов » Встреча в тёмном переулке


Встреча в тёмном переулке

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

--
Название фэндома: Бедная Настя
Рейтинг: 13+
Участники: Анна Платонова, Михаил Репнин
Время, место: поместье Корфа и окрестности
Обстоятельства: просто случайная встреча и немного странные обстоятельства.

+1

2

Каждый раз, когда Иван Иванович уезжал куда-нибудь по своим хлопотам, как и теперь к уездному ходатаю по частным делам, оставляя своего сына на хозяйстве, Анна подвергалась разного рода экзекуциям со стороны Владимира, стоически и смиренно выдерживая его едкие нападки.
Нынче Корфу-младшему вновь захотелось напомнить воспитаннице отца её истинное место, и он, без лишних церемоний прервав репетицию Анны, на глазах всей дворни отправил её за шампанским, дабы угостить друга, ожидавшегося в гости. Стоило видеть глаза Полины, которая чуть не лопнула от удовольствия, лицезря эту сцену, как ей казалось, абсолютного торжества справедливости. 
Бредя по мощёной дорожке наперевес с бряцающими бутылками игристого вина, из-за которых её бледная и холёная, благодаря заботам барона, ручка стала иссиня-бледной с красными саднящими разводами, девушка размышляла о том, отчего Владимир так ненавидит её. Её доброе сердце не желало видеть в том зла, а разум надеялся лишь на одно: выяснить, наконец, в чём её вина, и получить прощение, которое принесло бы в дом Корфов желанный мир и спокойствие, столь зыбкое и эфемерное в настоящий момент.
Было немного зябко, и Анна посильнее укуталась в расшитую накидку, прикрывающую плечи и часть воздушного нежного платья цвета чайной розы, на голове капор, обитый той же тканью, рюшами и цветами, из-за которого виднеются светлые, будто обгоревшие под безжалостным светом палящего солнца, завитые локоны, придающие личику девушки ещё более ангельский вид. Впрочем, сейчас Анна с трудом прятала слёзы, она как-то невольно замедлила шаг, возвращаться в поместье так не хотелось. Не от того, что придётся, подобно Польке и Варваре трудиться по дому, подобные заботы не тяготили Аннушку, но перспектива видеть яростно сверкающие глаза Владимира, его едкие ухмылки и раздражение, пугала.
- Барышня, позвольте вам помочь, - раздался басистый и хриплый голос из-за спины. Анна вздрогнула и обернулась. Рядом стоял невысокого роста мужичок, ободранный, грязный и смердящий, лицо его опухло, было щербатым, а на одном из глаз красовался яркий фонарь. В взгляде Анны был не столько страх, сколько сочувствие и всё же она не стала полагаться на добропорядочность незнакомца.
- Благодарю, я сама, - тихо отозвалась девушка и опасливо припустила вперёд, не оглядываясь, под звяканье бутылок, пока не налетела на кого-то в полумраке переулка, ойкнув от неожиданности.

+1

3

Весь день Репнин был в приятном предвкушении от предстоящей встречи с другом. Не мудрено - из-за груды дел то со стороны Репнина, то со стороны Корфа им уже довольно давно не удавалось свидеться. Наконец выдалось время, когда ни у Михаила, ни у Владимира не оказалось никаких срочных дел, и не пришлось никому из них срочно ехать в Петербург или еще куда, как часто бывало. Стоит одному на порог, как другой уже на полпути в столицу. Стоит первому догнать второго в Петербурге, как тот уже мчит обратно, надеясь там застать первого.
Ох уж эта дружба. К счастью, ей, дружбе, удалось пережить этот непростой промежуток их жизни. Начались старые добрые времена.
Окрыленный, словно едет на встречу не с другом, а с прекрасной дамой, Репнин скакал к поместью Корфа. Была ранняя осень, когда еще тепло, но не так, как летом, а к вечеру и вовсе пробирает холод. Дни становятся короче. Михаил посмотрел на небо: через пару часов уже стемнеет. Но это не беда.
Вот и поворот на дорогу, ведущей к поместью. Краем глаза Репнин заметил знакомую фигуру и приостановил лошадь. Присмотрелся и поразился. Что Анна здесь делает? И кажется, кто-то настойчиво хочет составить ей компанию. До него долетел обрывок их разговора. Репнин поспешил нагнать знакомую, преградив дорогу преследователю, и слез с седла.
- Уважаемый, дама ясно дала понять, что не нуждается в помощи. Не стоит так яро ее преследовать.
Оценив свои силы и силы появившегося вдруг офицера, мужичок недовольно хмыкнул, проговорил нескладные извинения и ретировался, продолжая ворчать уже наедине с собой. Избавившись от подозрительного человека, Репнин смог наконец повернуться к старой знакомой с приветственным поклоном.
- Анна! Однако удивлен встретить Вас здесь в такое время. Я полагал, Вы будете в поместье... - он перевел взгляд на ее поклажу. - Что это у Вас? Почему Вы носите такие тяжести? Позвольте...
Вопрос о том, что это, был, конечно, излишним. Сразу видны знакомые бутылки, а стоило взять их в руки, как они заманчиво брякнули.
- Уж теперь позвольте мне Вам помочь и проводить Вас до поместья, - Репнин дружелюбно улыбнулся. - Надеюсь, я справлюсь с этим лучше того веселого человека. Если Вы не против, конечно.
Ясно было, на кого он шутливо намекнул. Взяв лошадь под узцы, он пошел вперед.
- И как Вы позволили Корфу заставить себя выполнять такую работу, да еще и одной? - искренне удивился князь.

+1

4

В медленно сгущавшихся сумерках всё казалось мрачным: улицы скромного уездного городка, переходящего в деревню, мощёные даже не камнем, а деревянным настилом, унылые фасады домов, чаще бревенчатых с прикрытыми к ночи ставнями и редкими огнями. Стоило поторопиться, хотя до поместья было меньше версты.
Удивительно, будто чёрт, незнакомец оказался снова прямо перед носом Анны, которая не знала: креститься или звать на помощь. Так или иначе, мысли её были услышаны небесами и рядом раздалось гулкое цоканье копыт и твёрдый, но весьма галантный мужской голос. Офицер лихо спешился и девушка, наконец, смогла разглядеть его лицо, хотя могла поклясться, что и не видя его, по одному голосу сумела бы узнать Михаила Репнина, обходительного и весьма приятного друга Владимира, причину, пусть и косвенную, её вечерних путешествий.
- Князь, - мягко пролепетала она, присев в лёгком поклоне, когда незнакомец, приняв свою неудачу, поспешил прочь, - рада Вас видеть. Её личико засияла от искреннего удовольствия внезапным обществом Михаила Александровича. Признаться, в тайне она мечтала увидеть Мишеля вот так, в уединении. Ведь известно, что молодой Корф не позволит им даже вести мирную беседу, непременно прогонит воспитанницу отца, напомнив, что она не ровня его другу.
Смущаясь от того, что Михаил застал её в такой неловкий момент, Анна протянула ему свою поклажу, которая красноречиво звонко задребезжала, переходя в руки поручика.
- Благодарю. Я просто проходила мимо, - с застенчивой улыбкой заговорила девушка, выдумывая оправдание, - и вспомнила, что Вы с Владимиром Ивановичем любите это шампанское, а последнюю бутылку Полина чуть не разбила о Карла Модестовича, нашего управляющего, - со смехом добавила она, что в действительности не было выдумкой.
Стоя возле коня поручика, Анна заботливо погладила его вдоль морды и похлопала по шее, тайком поглядывая на мужчину с волнением в груди. Весь день она ждала его приезда не менее, а скорее даже более самого Владимира. У неё из головы не выходила их последняя встреча, прощальный взгляд Мишеля, его ласковая улыбка, силуэт, который она наблюдала из окна своих покоев. В это мгновение она воистину поверила, что всё случается к лучшему и тот гнев, что обрушил на неё Корф давеча стоил того, чтобы так непринуждённо увидеться с князем Репниным.
- Вы к нам надолго? – с нескрываемой надеждой в голосе поинтересовалась Анна. – Мы завтра даём в театре барона "Персея и Андромеду" по Софоклу.
Разумеется, роль прекрасной дочери Кассиопеи досталась Аннушке, жаль только, что достойного Персея не нашлось, и из драмы, коей была пьеса, выходило чёрт-те что, ввиду того, что печь на кухне выдавала больше эмоций, треща и пыхая паром, нежели крепостной горе-актёр.

+1

5

- Просто проходили мимо? - переспросил Репнин не без удивления и взвесил в руках поклажу, смеясь. - Либо Вы переоценили нашу с Корфом любовь к шампанскому, либо слишком заботливы, раз взялись нести такие тяжести. В следующий раз, если захотите сделать подобный сюрприз, берите попутчика, чтобы мне было спокойнее. И Корфу, разумеется, тоже, - князь, слегка смутившись, отвернулся, найдя вдруг своего коня невероятно занимательным. Равно как и Анна, которая ласково гладила его морду. Репнин поймал себя на мысли, что не прочь бы был оказаться сейчас на месте коня, как Луций стал ослом у Апулея. Хотя, в последнем случае героя особо не спрашивали.
- Надеюсь, Карл Модестович в порядке, - продолжил разговор офицер, ведя коня. Он был не столь коротко знаком с управляющим, но от Корфа весьма наслышан. По его словам, персонаж этот - змея редкостная. Но Михаил предпочитал делать выводы на собственном опыте. Владимир, конечно, друг и врать не будет, но даже он мог преувеличить в оценке неприятных ему людей.
Князь задумался ненадолго, рассматривая дорогу под ногами. Он уже и забыл, что так жаждал увидеться с другом. Теперь ему казалось, что тот человек, к которому он стремился, уже рядом. Возникло полное ощущение, что встреча уже началась, хотя с самим Владимиром Репнин еще и словом не обмолвился, и даже не увидел еще. Князь улыбнулся своим мыслям. Да, Анна всегда была лучом света, особенно для Ивана Ивановича. И Репнин прекрасно понимал его. Равно как не понимал раздражение Владимира. Как можно не симпатизировать столь светлому существу? Михаил довольно быстро привязался к Анне, хотя виделись они очень редко - даже в прошлые встречи Корф часто ее зачем-то прятал. Но даже несмотря на это она стала ему как родная. Да, как сестра. Не будь у него такого сложившегося теплого семейного отношения к ней - наверняка бы влюбился по уши. Может, Корф потому и прячет ее? Не хочет, чтобы Репнин творил глупости из-за любви, что вполне возможно.
Какой заботливый друг, однако же. Печется о карьере и спокойствии товарища.
Новость о предстоящем спектакле порадовала. Михаил заинтригованно улыбнулся.
- Надо же, Софокл! Я полагал, барон больше не будет ставить античных авторов - я слышал, Иван Иванович говорил, что это слишком тяжело для... - он сделал паузу, стараясь лучше подобрать слова. Он помнил, как барон жаловался, что с такими бездарными актерами ставить что-то серьезное - позор. Одна Аннушка справляется замечательно. - Это будет тяжело для актеров, да и не все желающие смогут участвовать... Но раз так - я обязан это увидеть! К тому же, Вы наверняка в главной роли! Непременно останусь! А сколь долго - зависит от Корфа. Моя задача - ему не надоесть.
Смеясь, Репнин дернул поводья, чтобы успокоить коня, который начал раздраженно мотать головой. Наверное, скучно ему было так тихо идти.
- Интересно, каков будет Персей, чтобы сравниться со столь блистательной актрисой, - с искренним восхищением улыбнулся Репнин. - И как Вы находите саму пьесу, Анна?

Отредактировано Михаил Репнин (2016-01-18 19:55:20)

+1

6

Будь Платонова хоть каплей схожа с Полиной, не удержалась бы, чтоб заметить об управляющем что-то вроде того, что тот аки таракан кухонный выживет даже если прихлопнуть и растереть, но, какие бы подлости не творил означенный господин Шуллер, Анна злобу никогда не таила и ко всему подходила с должным смирением.
- Карл Модестович живее всех нас, - добродушно смеясь, заметила девушка, также смутившись прежним словам князя о её случайной прогулке за угощением. Ей бы хотелось сказать Михаилу, что забота о нём для неё отрада и, ради его благосклонной улыбки, можно было бы хоть за десять вёрст в одиночку с любой поклажей. Щёчки девушки покраснели, она и сама удивилась подобному порыву мыслей, которые то и дело устремлялись к другу Владимира долгими вечерами, поутру, за игрой на фортепиано. Иван Иванович так усердно старался сохранить положение своей воспитанницы, что сама крепостная Аннушка стала мечтать, что может быть ровней таким прекрасным знатным дворянам, как князь Репнин. Разве она дурна собой? Разве манеры её не отточены, в глазах не горит скромное достоинство, а ум не полон тех знаний, что положены любой благовоспитанной мадемуазели? Только стальной взгляд Владимира в мгновения подобных мечтаний резал крылья, будто голубку терзал коварный бесчувственный коршун. Как раз в этот момент поручик заговорил о Софокле и Анне представилось, что она обречённо прикована к скале, вокруг в морской пучине жутким чудовищем виднеется Корф, а Репнин, истинный Персей, героически спасает её от ужасной участи. Почему-то такое сравнение вызвало в головушке крепостной смех, наверное, от того, что Владимир не такое уж и чудовище, чтобы желать покарать его, хотя выглядело бы это в исполнении закадычных друзей более чем забавно. Пьеса с самого начала казалась Анне близкой, - Андромеда в оковах, призванная отвечать своих отцов и тем обречённая. Ей, разумеется, грех жаловаться, но клеймо крепостной, которое так старательно прячет её опекун, едва ли когда-нибудь сотрётся. То же, что ставить подобное чересчур для крепостных – было правдой. Трагедия превращалась в комедию и то дешёвую, но барон понимал, что Анне нужно тренироваться на чём-то более серьёзном. Хотя бы так и искренне расцветал душою, когда видел воспитанницу на сцене. Анна смущённо и скромно опустила глаза, когда князь восхитился её таланом.
- У античных авторов, как известно, сложный язык, Михаил Александрович, - с улыбкой ответила она, - не всякому и образованному человеку иной раз дающийся, что уж говорить о наших крепостных. Но они стараются! – заметила девушка, искренне ценя то, что они пытаются играть как могут, хотя и выходит нелепо.
- Мне нравится эта пьеса, - заметила Платонова с каким-то тайным мечтательным вздохом. – Она дарит надежду, что любые роковые оковы можно разрушить силой любви. – Девушка взглянула на молодого человека и на некоторое время задержала взгляд на его мягком добродушном взгляде и отвела неловко и поправила голос. – Сын Зевса у нас – сын кузнеца, который ещё надеется, что выступать всё же не придётся. Анна рассмеялась, поправив шляпку, которая накренилась от порыва ветра.

+1

7

Репнин слушал девушку, не в силах оторвать от нее взгляда, хотя иногда приходилось, чтобы удерживать лошадь, которая сегодня почему-то так и рвалась сойти с дорожки, желая, видимо, прогулки по лесу. Михаил был вынужден отказать животному в этом стремлении.
Он засмеялся вслед за Анной, представляя сына кузнеца в роли Персея, неумело выговаривающего слова и двигающегося топорно и неуверенно.
- Да, сцена ему явно не по душе, - улыбнулся офицер. - Но зато, я не сомневаюсь, он будет отличным кузнецом. Каждому приятнее заниматься тем, что получается лучше всего.
Репнин задумался, вновь залюбовавшись Анной. Было в ней что-то в хорошем смысле этого слова завораживающее, необычное. Странно, что до сих пор, кажется, не удавалось побеседовать с ней так просто, наедине. Всегда что-то мешало. В большинстве случаев это был младший Корф. Он почему-то предпочитал прятать Анну от друга, что у последнего вызывало недоумение и непонимание. Репнину казалось, что Анна и Владимир всегда росли, как брат и сестра, и отношения их должны быть соответствующие. По крайней мере, этого хотел Владимир Владимирович. Старший Корф жутко расстраивался, как знал Михаил, когда замечал презрение Владимира. Анна ангельски выдерживала его обращение, которое, думал Михаил, никак нельзя было назвать братским. Он пробовал поговорить об этом с другом, но Корф отвечал отрывисто и раздраженно. Тема явно была ему не по вкусу, он стремился ее сменить. Стало , что от Владимира правды не добьешься.
Такая ситуация казалась Репнину абсурдной. К счастью, у него с сестрой отношения были гораздо лучше. Более теплые и доверительные. Конечно, в детстве он часто получал от нее тумаки, как по делу, так и просто так. Но как тогда, так и теперь он готов на всё ради нее и ее счастья. И она, он знал это, тоже всегда поддержит.
Владимир, однако, не мог понять, что за счастье, когда есть сестра. Когда близкие люди рядом. Репнину хотелось помочь Анне. Он не имел права вмешиваться в жизнь семейства Корф, тем более наводить там свои порядки... Но никто не запрещал просто побеседовать с Анной, выслушать ее, не так ли?
- Анна, скажите... - осторожно начал офицер. - Прошу простить, что, вероятно, лезу не в свое дело, но... Вы в праве не отвечать мне.
Он замедлил шаг, боясь, что беседа будет вынужденно остановлена приближением их к дому и ревнивым презрением Корфа. Хотел поговорить, пока они еще здесь, никем не наблюдаемые.
- Вас не обижает обращение Корфа? Я заметил, что он бывает довольно груб с Вами. Или мне показалось?
Офицер мягко заглянул девушке в глаза, искренне желая ей добра.

+1

8

С князем было удивительно легко: он держался участливо, радушно, учтиво, подхватывал шутливую болтовню, не мучил колкими болезненными укорами. Анна ничего не боялась рядом с ним, никакие тревоги не терзали её, лишь умиротворение всё сильнее обволакивало душу.
Конь гарцевал и фыркал, то и дело отвлекая хозяина, но Михаил возвращался к названной сестре своего друга со взглядом, полным такой теплоты, что сердце у девушки начинало невольно трепетать в груди, отдаваясь пульсирующей волной во всём теле, а с лица не спадала лучезарная улыбка, полная искренней радости и расположения.
Впрочем, когда офицер вдруг переменил тему разговора, Платонова легко нахмурилась в лёгком недоумении, сердце снова напомнило о себе, но теперь сжалось, стуча по-прежнему громко, только с тревогой. Мгновение как будто замерло: крепостная затаила дыхание, глядя в глаза князя, словно пытаясь предвосхитить его слова, приглядеться к движению каждой черточки на его лице. Это время показалось ей целой вечностью, ладони вспотели, щёки жгло. «Что он скажет? О какой такой деликатности хочет спросить?» - думала Анна и десятки всевозможных догадок, от невинных до самых жутких, принялись мучить её сознание.
Они почти остановились, вокруг только ворковали раздобревшие на местных харчах голуби да из окна одного из близлежащих домов слышался громкий грубоватый голос немки, очевидно, гувернантки, которая отчитывала отданного на воспитание питомца.
Вопрос Репнина поразил Анну, он действительно был несколько щекотлив, но в той же мере пропитан заботой, волнением. Худшие опасения не подтвердились, и Аннушка, растроганная до глубины души жестом внимания, улыбнулась ещё шире.
- Груб? О, нет, Вам, верно, показалось, князь. – девушка потупила взор. – К тому же, разве я могу обижаться на Владимира Ивановича? Он бывает несколько… - девушка пыталась говорить как можно более тактично по отношению к Корфу, заслужил он того или нет, – резок. Но ведь он рос без материнской ласки, ему простительно, ведь я знаю, что он хороший человек и не помышляет другим дурного, – с ангельским смирением заявила Анна. Ей всегда было жалко Владимира, но он не принимал ни сочувствия, ни сострадания, хотя и не умалял их тем самым.
- Я тронута Вашей заботой, Михаил Александрович, - она смотрела в глаза князя и жар струился по всему телу, отчего-то всё стало вдруг особенным. Ставший таким приятным вечер, этот выразительный взгляд поручика. В груди творилась какая-то вакханалия, которую можно было заметить лишь в виде пляшущих огоньков в больших светлых глазах Анны. Ей непременно хотелось сказать что-то ещё, но всё казалось таким глупым.
- Ба! А вот и мой дорогой друг! - раздался рядом голос, в котором слышались подозрительные нотки досады, которые вряд ли мог уловить князь. Корф появился так, будто чувствовал, что речь шла о нём. Он лучезарно улыбался Репнину и старательно делал вид, что совершенно не замечает Анну, будто та была лишь кустом сирени. Обычное дело. Светловолосая девушка почтительно поклонилась, ей было горько терять моменты счастливой безмятежности, которые дарил ей Михаил. Но всякая радость недолговечна. В надежде избежать дальнейших колкостей и истязаний со стороны своего хозяина, Анна, последний раз взглянув в мягкие дружелюбные глаза князя, присела в реверансе и убежала, ссылаясь на очередную репетицию. На её фарфоровом личике затаилось нескрываемое огорчение.
Спрятавшись в стенах лендника, где она оставила шампанское, Анна закрыла лицо руками, снова и снова вспоминая образ Михаила и от этого всё в груди трепетало и бурлило. Ей нельзя было думать о нём, но разве можно приказать сердцу?
- Чтобы я тебя рядом с моим другом больше не видел, ясно? - донёсся полный желчи голос Владимира, который выглянул из коридора.
- Как скажете, Владимир Иванович, - смиренно произнесла крепостная, пытаясь не выдавать бури, клокотавшей внутри.
"Прощайте, Мишель, судьба сильнее нас" - пронеслось в её голове, и девушка горько заплакала, оставшись наедине с собой.

Отредактировано Анна Платонова (2016-09-03 11:44:05)

+1


Вы здесь » Crosshistory. Salvation » Архив эпизодов » Встреча в тёмном переулке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC