Crosshistory. Salvation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crosshistory. Salvation » Архив эпизодов » Информация — это сила.(с)


Информация — это сила.(с)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://33.media.tumblr.com/381f0b76b087696b0d55cbe3bbf6a002/tumblr_nvnhl2uM9J1s6vykfo6_r1_250.gifhttp://33.media.tumblr.com/8eca13a5e11200c2a0ab1d916e364ca8/tumblr_nvroctv3e31s6vykfo8_r1_250.gif

Название фэндома: Black Sails
Рейтинг:  NC17
Участники: Charles Vane & Max
Время, место: Нассау, август, 1715 год.
Обстоятельства: Информация никогда не бывает лишней, особенно, если она касается твоих врагов. Чарльз Вейн хочет знать всё о планах капитана Флинта насчёт испанского золота, поэтому решает купить желанные сведения у Макс, но захочет ли она связываться с Вейном?

Капелька вдохновения: музыка, картинки и всё, что вас вдохновляет

http://33.media.tumblr.com/32a82b9917d745e3f89b99adfca8be77/tumblr_nvroctv3e31s6vykfo3_r1_250.gifhttp://33.media.tumblr.com/9a15f4959e2e2a503f94da787464e01d/tumblr_nvnhl2uM9J1s6vykfo3_r1_250.gif

Отредактировано Max (2015-10-14 00:32:17)

+3

2

У каждого человека должен быть дом. Ну, по крайней мере, так считается. Домом Вейна был Нассау. Не потому, что сюда Чарльз возвращался после своих рейдов, и не потому, что здесь он всегда мог найти хибару для ночлега, девок и выпивку, и даже не потому, что здесь жила Элеонор Гатри. Была более глубокая причина, из-за чего Вейн считал Нассау своим домом.

У каждого человека должен быть идеал: женщина-мечта, богатство, власть, сила, а может быть, всё сразу и как можно больше! Идеалом Чарльза Вейна была Свобода. Именно так, и именно с большой буквы. Он не знал, где родился и кто были его родители, но он с раннего детства вкусил, что такое быть рабом. Будь Вейн примитивным, как большинство обитавших на Нассау пиратов, он может быть, до сих пор оставался бы рабом, или пополнил бы собой очередную команду, которая с переменным успехом грабит, а потом, рано или поздно, попадает на виселицу. При чём "рано" - более вероятно, чем "поздно". Но наверное, родители Вейна оказались из более высокородной прослойки общества, иначе чем объяснить, что он обладал живым, подвижным умом, который даже рабство не низвело до более примитивного и бесчувственного состояния? Он верил в то, что Свобода - это высшая ценность, которая только может быть у человека. Пожалуй, ничего больше он не поставил бы рядом со Свободой. И на порядок ниже Свободы, но на такой же важной ступени для Вейна стояла... вот не поверите: верность. В том несправедливом мире, в котором он жил, где каждый готов продать каждого ради пригоршни монет, а иногда даже ради их призрака, где любой капитан оставался капитаном только до тех пор, пока не появлялся более ловкий парень с хорошо подвешенным языком и не поднимал против него бунт (а иногда обходилось и без ловко подвешенного языка, просто потому, что команде вдруг втемяшилось в голову, что "ну не нравится нам этот капитан!") - в общем, в мире Вейна было трудно сохранить веру в верность. А Вейн считал, что верность должна быть, потому что в противном случае не стоит даже пытаться выйти в море. У него были свои причины верить в то, что даже пираты обязаны сохранять хоть кому-то верность. Никому и никогда Вейн этих причин не открывал. Он вообще был скрытен, любил больше слушать, чем говорить. Но если говорил - никогда не лукавил. Ложь претила ему ничуть не меньше, чем предательство.

Однако, чтобы жить свободно, оставаясь в обществе других людей, на том же Нассау, нужно иметь деньги. Чарльз Вейн не ценил золото само по себе, он мог легко расставаться с деньгами, и придавал им значения ровно столько, сколько по его мнению они заслуживали. Ничего у него не дрожало и не тряслось от радости, когда он находил в очередном трюме взятого на абордаж корабля кучу золота, жемчуга или иных ценных с точки зрения всех остальных людей предметов. Для Вейна всё это было - лишь признание того, что он по прежнему свободен, и по прежнему живёт так, как его устраивает. Тем не менее, Вейн просто не мог позволить, чтобы некоторые личности вроде капитана Флинта, например, завладели несметными богатствами и подмяли под себя Нассау. Флинт Вейну не нравился, и вызывал куда более сильные чувства, чем золото. Вейн с самого начала, с самой первой встречи, ощущал в капитане Флинте какую-то внутреннюю червоточину, нечто гаденькое и подлое, сродни предательству. Был ли Вейн прав? Он об этом не задумывался, но для себя самого насчёт Флинта уже всё решил: этот человек не должен получить вожделенное испанское золото, потому что оно не пойдёт на пользу Нассау.

Именно по этой причине, в один прекрасный, солнечный, а между нами говоря, вполне обычный день, Чарльз Вейн явился в бордель. Ему нужна была информация, которая помогла бы отстранить Флинта от золота, или уж опередить его, и потопить всю эту чёртову кучу денег, пусть они лежат на дне океана!

Только очень наивный человек не понимает, что бордель - это не просто место, где можно трахнуть шлюху. Матросы, особенно если они в подпитии, очень болтливы, и иногда ухитряются поведать своим временным "подружкам" такие сведения, коих не раскрывают вообще никому, ни под каким видом. Но начинать с порога спрашивать, кто согласен на него поработать, Вейн не стал. Это было бы не менее глупо, чем разбалтывать секретные планы. Он просто пришёл, один, привычно цепким взглядом осмотрел нижний зал заведения на предмет того, не болтается ли тут кто из команды Флинта, из его собственной команды и команд ещё парочки капитанов, за которыми Вейн предпочитал присматривать. Наверное, брезгливо-скучающее выражение на его собственном лице как нельзя лучше показывало в этот момент его мысли. Он думал о том, что сегодня большая часть этих девок ему не годится. Да, они могли быть весьма миленькими в постели, и наверное, он не прочь был бы поваляться в обнимку с парочкой таких мягких шлюшек. Он кстати, никого и никогда зря не обижал, так что как клиента его могли даже предпочитать многим другим. Но ему нужна была такая шлюха, которая поймёт, что ему от неё надо, согласится и сделает всё так, как надо, не возбудив ничьих подозрений. Поэтому для начала, Вейн просто отыскал глазами тех двух-трёх, которые могли бы подойти для его целей. Потом пошёл выпить, размышляя, кого же их трёх претенденток избрать, и остановился на четвёртой. Её звали Макс, и она крутила какие-то шашни с Элеонор. Если бы Вейн своими глазами это видел... Да ничего бы он не сделал. Он не собирался пихаться со шлюхой из-за этой светловолосой бестии, которая почему-то занимала в душей Вейна больше места, чем ему бы хотелось. Ну, с Гатри он потом поговорит. Сейчас он здесь не за тем, чтобы демонстрировать свою необъяснимую страсть к женщине, которая стала женщиной благодаря его стараниям много лет назад, и всё ещё не давала ему покоя. Он нашёл глазами Макс, и просто посмотрел на неё пристально, не делая никаких знаков. Только прикоснулся на секунду к карману, давая понять, что у него есть деньги, которые он готов потратить. И остался на месте, вроде бы отдавая предпочтение рому.

Догадается, что она ему нужна - сама подойдёт. Не догадается - значит, не судьба, надо попробовать с другой. Вейну нужна была сообразительная девушка.

+2

3

Кажется, сегодняшний день не принесёт мистеру Нуннену особого заработка. – Мысленно констатировала факт Макс, спускаясь вниз и мельком осматривая первый этаж заведения, в этот раз больше наполненный девицами лёгкого поведения, нежели щедрыми клиентами, – ничего страшного, думаю, ближе к вечеру это недоразумение будет исправлено, а пока… – Пока можно было насладиться возможностью немного отдохнуть и лишний раз стать свидетельницей того, как шлюхи приводят себя в порядок, проверяя свою «готовность» завладеть вниманием всякого, кто решит посетить дом терпимости. Также можно было понаблюдать и за слугой, отвечающим за выпивку, точнее, на то, как он разбавляет ром, предназначенный для моряков, отставляя его подальше от бутылок, предназначенных для капитанов, с которыми такие фокусы не пройдут. Любопытно, он когда-нибудь попадётся на своём обмане? Ведь однажды кто-то из посетителей почувствует, что ром обжигает горло не так сильно, как обычно, и что блаженный туман, застилающий разум, приходит лишь тогда, когда в карман слуги не попала добрая часть выручки (а что осталось, то заберут женщины), хотя до этого момента за стойкой может смениться не один человек и как знать, вдруг кто-то из них будет честнее своего предшественника?
Впрочем, у каждого свои вкусы, может кому-то даже нравится это питьё, ведь сколько клиентов – столько и предпочтений, и эта истина известна всякому работнику борделя. Если же для подтверждения требуется какой-либо пример, то в качестве такового можно привести ту, кого все называют королевой воров, случайная встреча с которой изменила жизнь Макс, послужив началом чего-то нового и, несомненно, прекрасного.
Девушка не раз вспоминала их разговор на пляже с последующим продолжением в таверне, после которого Элеонор Гатри постепенно проникала в сердце француженки, избавляя его от ощущения одиночества и пустоты. Макс знала, что может прийти к ней, если будет нуждаться в помощи, ровно как и Элеонор могла спастись от тягот дел и проблем в обществе Макс, которой никогда раньше не хотелось так сильно заботиться о ком-либо. Звучит, безусловно, чудесно, но, видимо, на большее девушка может и не рассчитывать. Почему? Потому что на этом острове нет места для нормальной и счастливой жизни с любимым человеком, и француженка сама была тому доказательством, ведь большинство её встреч с королевой воров проходили под крышей дома терпимости, растворяясь в ночи и окончательно исчезая с восходом солнца, возвращая женщин к реальности происходящего, и тогда Элеонор уходила в таверну, чтобы совершать выгодные сделки на благо своего предприятия, а Макс оставалась, поскольку для начала её «работы» достаточно лишь спуститься вниз, к мужчинам, ищущим удовольствия. Только в случае с француженкой они могут рассчитывать лишь на нежные… Руки проститутки, и поблагодарить за это они могут свою королеву, щедро наполнявшую карман Нуннена деньгами за так называемую неприкосновенность Макс. Разве это нельзя назвать заботой или же проявлением чувств? Или дело лишь в неспособности девушки мыслить здраво, когда речь идёт о её возлюбленной? Ведь, если посмотреть на это с другой стороны, то Элеонор Гатри просто оплачивает привилегию, согласно которой лишь она может обладать шлюхой по имени Макс, не более того – не так радужно, как могло быть, не правда ли? Но похоже, что большего этот остров дать не в состоянии, а покинуть его не в одиночестве будет не так легко, если вообще возможно.
Впрочем, пока что мне рано заглядывать так далеко, ведь жизнь может преподнести немало сюрпризов, стоит лишь немного подождать… Пожалуй, именно так я и поступлю, порой терпение щедро вознаграждается. – Мысленно констатировала факт француженка, улыбаясь подошедшему к ней клиенту, когда почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд, а слегка повернувшись в сторону стойки с выпивкой, увидела и его владельца. Никаких слов не было, лишь непринуждённое прикосновение к карману с последующим безразличием к Макс, однако этого было достаточно, чтобы понять – ему что-то от неё нужно, и это «что-то» может стоить немалых денег.
Любопытно, хотя и рискованно, но вдруг это и есть та возможность, о которой я думала пару мгновений назад? – Стоило рискнуть, поэтому девушка покинула клиента, оставив его на попечении Шарлотты.  – По крайней мере мне не придётся слушать о том, что он хочет «по-настоящему».
– Капитан Вейн, какая радость для нашего заведения, – обратилась к мужчине с лёгкой полуулыбкой, присаживаясь рядом и, убедившись, что рядом с ней и пиратом нет любопытных особ, желающих знать обо всём, чтобы доложить об услышанном мистеру Нуннену, продолжила. – Чем я могу помочь?

офф

прошу прощения, что-то странное получилось... х_х

+1


Вы здесь » Crosshistory. Salvation » Архив эпизодов » Информация — это сила.(с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC