Crosshistory. Salvation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crosshistory. Salvation » AU » Всё смешалось в доме Оболенских...


Всё смешалось в доме Оболенских...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s6.uploads.ru/h6Mgp.jpg
Название фэндома: Война и мир | War and peace.
Рейтинг: 16+
Участники: Анри Бертран, Соня Оболенская, Вера Оболенская, Хосе, Дидье, Груня.
Время, место: Кощино, август 1812.
Обстоятельства: Проснувшись, Соня и Анри обнаружили, что находятся немного не в себе...

Отредактировано Henri Bertrand (2015-09-12 21:53:01)

0

2

Со времен египетского похода Бертран привык засыпать и просыпаться с ноющей болью в ноге. Иногда боль была сильнее, иногда почти пропадала, но была она всегда. О ней можно было забыть,  но это не значит, что ее нет. Так что, засыпая, генерал встретил эту уже почти ненавязчивую боль, как старого друга.
Снился какой-то хаос. Как будто мозг решил взять всё то, что видел за всю жизнь, и смешать это в одном сне. Здесь и злосчастный Египет, и солнечная Франция, и холодная Россия, и Гермес посреди медной ванны...
Из сна его как будто вытянули. Не как обычно - открываешь глаза и понимаешь, что пришел новый день, а так, словно насильно, цепями вели к новому дню. А он сопротивлялся. Между сном и реальностью вместо обычного ничего было что-то вроде жидкой субстанции, в которой застреваешь и барахтаешься, как в болоте. Но это сознание барахтается. А человек якобы пытается проснуться.
Ощутив, что постель стала слишком материальна, Бертран заворочался. Плавно приходили мысли о том, что телу как-то подозрительно легко. И, что самое удивительное, никакой боли в ноге. Ни малейшей. Генерал еще повозился, уже боясь того, что напрочь разучился чувствовать боль и прочее подобное. И снова эта подозрительная легкость, даже гибкость.
Граф сонно вздохнул. И услышал совсем рядом женский вздох, в тон ему. Удивленно открыл глаза, уже гадая, что за девица вдруг оказалась в его постели и что давеча было выпито, но обнаружил стену. И больше ничего.
Нахмурившись, развернулся на другой бок. Тело, несмотря на легкость, слушалось довольно плохо. Сонно моргнул. В очертаниях комнаты он не смог узнать свои покои. Это была явно другая комната. Сонно осмотрелся. Здесь было мило. По уборам и оформлению комнаты можно было понять, что комната девичья. Это удивляло еще больше. Судя по розовому свету, отчаянно бьющему через шторы, было раннее утро, еще до петухов. Обычное время подъема.
Протерев глаза, присмотрелся получше и заметил на противоположной стороне комнаты еще одну кровать. На подушке виднелись темные локоны.
Бертран совсем перестал что-либо понимать.
Раздумывая о своем положении, потянулся. Странное ощущение. Предполагая проблемы медицинского характера, ощупал себя.
В следующий миг комнату огласил ряд отборных французских ругательств. Прозвучали они звонким женским голосом, что спровоцировало вторую волну ругательств.
Бертран вскочил с постели (с легкостью в ногах) и изумленно стал рассматривать себя, позабыва обо всем вокруг. Белое нижнее платье... Платье!!! А под ним... Пресвятая Мария!
Последнюю мысль Бертран невольно высказал вслух. Он стоял, как громом пораженный, и с ужасом осматривал и щупал девичье тело, которое вдруг оказалось его не в самом приятном смысле этого слова.

+2

3

Ночь, застелившая комнату бархатным мраком, была сегодня особенно чарующей. Княжна долго сидела на подоконнике, завернувшись в свою излюбленную пёструю шаль из тяжелого кашемира, и завороженно глядела в безоблачное августовское небо, полное сияющих звёзд, которые то и дело пролетали там и тут, оставляя еле заметные кисейные шлейфы. Спрятав холодный кончик носа в коленках, Соня караулила звёзды, отчаянно надеясь загадать желание, авось повезёт.
Занятие это опостылело быстрее ожидаемого, а потому, позёвывая, девица отправилась в свою постель, при том чуть не разбудив уставшую за день дражайшую сестру, посапывающую из-за каштановых прядей, намотанных на кожаные папильотки.
Спать Софи предпочитала долго даже по аристократовым меркам, то было издавна родительское попустительство, с коим не смирилась разве что Верочка, будучи возрасту постарше, да головою поразумнее, она то и дело тормошила нерадивую Соню к завтраку, а то и, прости господи, к обеду.
Так и сейчас, в густом тумане забвения забрезжил голос, ощутилось лёгкое касание плеча, но княжна лишь отмахнулась, пробубнив под нос что-то не разборчивое и ни на что не похожее, сродни речи басурман али венгров.
Трудно сказать, сколько ещё праздно провалялась Софья в постели, но проснулась она окончательно от того, что чувствовала себя престраннейше. Мало того, что бедро вдруг заныло так, будто её по нему давеча кочергой огрели, так ещё, как выяснилось, отзывалось не только оно. Всё тело ломило от жесткого и неудобного матраца, набитого будто трухлявыми листьями и соломой. Завозившись, ещё не открыв глаз, девушка потянулась к волосам и чуть не вскрикнула. Она потянула за один из локонов и поняла, что волосы стали настолько коротки, как совесть побитого за воровство папенькиного управляющего. «Неужто Верка? Да за что?!» Налившись пунцом от ужаса и злости, готовая разрыдаться во всю Ивановскую, она вскочила и заёрзала, но вот от увиденного под одеялом княжна уж было, право, чуть не лишилась чувств. Завернувшись в простынь по самые подмышки, она тяжело поднялась и принялась оглядываться. Обстановка скудная, над головой натянута светлая парусина, сыро, холодно, стол в углу с какими-то бумажками, сундук с мужским тряпьём. И, самое страшное,  где зеркало? Соня принялась отчаянно бегать, перебирать всё кругом, но зеркала даже самого простецкого не нашла. Зато обнаружила поднос, на удивление, серебряный. С замиранием сердца натёрла его уголком многострадальной простынки и посмотрелась. Радом весь её страх вдруг испарился, напротив, она расхохоталась что было мочи. Экая божья шутка! Не думая ни о причинах, ни о следствия, Сонька завертелась перед импровизированным зеркалом, корча рожи, коварно хихикая и потирая руки. Она теперь, значится, мсье Бертран. Попляшите вы теперь, французюшки! Восторженно предвкушая все прелести своего нового положения, Софи умылась водой из кувшина и, отыскав гребень, принялась чесать непослушные вороные кудри и бакенбарды. Стоит сказать, что чуть щетинистый подбородок постоянно чесался, прям напасть эдакая. Утренний туалет прервал солдат, который, выразительно прокашлявшись, сунулся за порог. Княжна смущённо закуталась в простынь теперь по самые уши, пытаясь припомнить лицо гостя. Ах да! Этот ближайший пособник Бертрана, который вечно вился рядом. Если очень соизволить, можно даже его имя припомнить. Слыхала ведь, от память девичья!
- Мой генерал, всё готово для обхода. Ждут только вас, - он выглядел как-то виновато, Оболенской стало от того неудобно. Но она помнила свою роль и желала сыграть её верно. Верно в её понимании, разумеется.
- Так, Дорье… - Софи расправила плечи, вальяжно сложила руки на груди и сделала самое суровое выражении физиономии, на которое только имела способность.
- Дидье, - скромно поправил мужчина.
- Да, Дидье! Кхэм. Значит так... – девушка задумчиво закатила глаза и коснулась пальчиками непривычно сухих губ, хмурясь, в животе громко булькнуло, - хочу яблочный пирог. И русский медовый печенье – пхяник. – княжна не знала, как будет по-французски «пряник» и есть ли вообще такое слово, и решила воспользоваться излюбленным правилом – покартавить, ударение поковеркать, глядишь сойдёт. -  И вишнёвый морс! Только не кислый! Хотелось ещё ярморочного петушка на палочке, но Софья аппетиты поумерила.
- Но, генерал, где же я их достану? – солдат почесал в затылке с искренней растерянностью. Вот те раз! Ладно бы там рябчиков каких, их в лесу настрелять можно. А…как это там «русское медовое печенье» это только вылазку в деревню устраивать, но так ведь уже реквизировали всё, что можно. У местных крестьян уже и хлеба-то кот наплакал, а тут на тебе, медовое печенье. Вспомнилась покойница-королева. Не к добру.
- Молчать! Генерал я или нет! – Соня бухнула кулаком по столу, так, что всё задребезжало, и тут же охнула, замотала кистью, словно ошпарилась. Больно всё-таки!
Она по-русски буркнула:
- В конце-то концов! – и по-французски добавила. - Это приказ! Доставай, где хочешь, а то! – Соня красноречиво погрозила болевшим ещё кулаком, как это делал её папенька князь Оболенский.

+2

4

Старшая княжна тоже очень любила лишние пару часиков понежиться в кровати на перинах, покуда солнце не поднималось совсем уж высоко, и больше лежать не позволяла совесть. Но в последнее время Вера и спала чутко, и вставала чуть свет. Хлопот хватало с лихвой на двоих, но княжна умудрялась справляться со всем одна. Не всегда, но чаще всего. Обычно, к пробуждению Сони старшая сестра успевала переделать уж несколько дел, и только к полудню будила младшую сестру. Та всё равно не столько помогала, сколько мешала. Сегодня же случилось явления вовсе необыкновенное - Вера проснулась от того, услышала, как встаёт София. Внимательно прислушавшаяся к любому шороху в доме, девушка сразу услышала резкий скрип кровати рядом. Княжна крепче сомкнула глаза, решив не обращать внимание на сестру. Мало ли чего ей там понадобилось. Может получится подремать еще хотя бы полчасика?
И только Вера вновь начала проваливаться в кроткий сон, как услышала такое, что не только мгновенно распахнула глаза, но покраснела до самых ушей. Часть из сказанного она поняла, а часть слышала в первый раз, но интуитивно догадывалась о переводе. То что она услышала от Сони более подходило было какому-нибудь французскому солдафону, но никак не юной барышне! То что у сестры откуда-то возникло безупречное произношение, Вера пока не заметила.
- Соня, что это такое?! - Резко садясь в кровати и глядя во все глаза, воскликнула сестра. - Уже успела понабраться от французских солдат? - Вера откинула простыню и ступила босыми ногами на пол. Девушка пылала праведным гневом. - Чтобы я больше такого не слышала, иначе отправишься вместе с Груней полы хвоей натирать. - Работа эта была обязательная, но даже княжны понимали, что ужасно хлопотная. Смесью хвои и песка полы в доме натирались до безупречного блеска и потом душисто пахли, сохраняя древесину в прекрасном состоянии много лет.
Еще раз строго глянув на сестру, Вера схватила со стула рядом свой тонкий халат и вставая, накинула поверх ночной рубашки, сладко потянулась.
- Зови Груню одеваться. - Коротко распорядилась княжна и отправилась к секретеру на котором стоял кувшин и тазик для умываний. Подождав какое-то время возле, Вера недоуменно обернулась, глядя на сестру. Обычно понукать сестру в таких простых вещах не надо было. - Ты мне поможешь или так и будешь до вечера стоять? - Не может же она умыться сама, в конце то концов.

+2

5

Бертран был настолько ошеломлен своим перевоплощением, что забыл обо всем вокруг. Браниться,на чем свет стоит, он не столько перестал, сколько тоже забыл. Просто извержение ругательств стало слишком ненужным и посредственным делом по сравнению с тем, что творилось с его телом.
Еще не выйдя из состоянии ошеломления, француз услышал женский голос и инстинктивно поднял голову на звук - на этот момент он занимался тем, что с любопытством тыкал себя в грудь. Мгновенно он узнал Веру Оболенскую, однако непривычно было видеть ее в таком небрежном виде: растрепанные кудри, сонное лицо, помятое платьишко. Последнее в придачу ко всему прочему еще и самым изящным образом просвечивало под первыми лучами утреннего солнца. Будучи известным поклонником женщин и женского тела, Анри отвлекся от самоощупывания и невольно засмотрелся на княжну, пока та что-то довольно сердито говорила ему. Постаравшись взять себя в руки, прислушался к тому, что она говорит, и с сожалением обнаружил, что ни черта не понимает по-русски, в то время как Вера изъяснялась именно на этом языке.
Не в силах разобрать слова девушки, Бертран не стал себя утруждать дальнейшим вслушиванием и, чтобы проверить свою догадку, метнулся к зеркалу, которое, естественно, присутствовало в девичей комнате. Из зеркала на него задумчиво-испуганно смотрела Соня. Встретив ее взгляд, Бертран нахмурился, и Соня нахмурилась в ответ. Заметив, что больно непривычно видеть на этом лице такое серьезное выражение, Бертран усмехнулся, и Соня так же, хихикнув, улыбнулась.
Тем временем раздражение в голосе Веры нарастало. Обернувшись к ней, Бертран заметил, что она стоит возле умывальника в томительном ожидании. Анри, не будь дураком, интуитивно догадался, что Оболенская ждет помощи. Торопливо подскочил ближе, взял кувшин с водой и с примерным видом помог девушке с умыванием, раздумывая в это время о том, как быть и что делать. О причинах произошедшего думать он уже отчаялся - это было равносильно охоте на призрака. Но вот найти выход из ситуации было вполне возможно. По крайней мере, найти его необходимо, не может же он так прожить всю жизнь.
А если он здесь... Кто же тогда на его месте? Не мудрено, что Соня! Генерал даже невольно ахнул от этой мысли. Она же всё погубит! Опозорит его навеки!
Надо как можно скорее что-нибудь придумать...
В такой ситуации остается только подыгрывать.
- Вера, - когда девушка умылась, робко произнес француз, тщетно стараясь подражать русскому акценту, - у меня появилась отличная идея, чтобы совершенствовать наш французский. Давай весь день говорить только на французском безо всяких исключений? Чтобы ты не нарушала правила, я буду делать вид, что не понимаю тебя, если ты заговоришь на русском. Договорились?
Бертран улыбнулся, ликуя внутри. Для начала идеальный план. Затем надо будет пробраться в лагерь и выяснить, что там происходит. Если возможно, предотвратить беды, которые может натворить Соня, будучи в его обличьи.

Тем временем Дидье непонимающе смотрел на своего генерала. Нервно моргнул, искренне не понимая столь разительной перемены. Даже держался генерал иначе, так что невольно пропадало уважение к нему. Всегда уверенный и сильный, Бертран теперь напоминал больше капризную девицу, нежели французского офицера. Всегда пробуждающийся раньше всех, теперь поднялся настолько поздно, что уже сильно опаздывал на построение. Конечно, генералу за такое ничего не будет, но несмотря на это он никогда так не поступал...
Какая русская муха его укусила?
Хлопая глазами, Дидье смотрел на обмотанного в простынь генерала и вдруг залился смехом.
- Неплохо вы меня разыграли, генерал, - чуть ли не плача от смеха, проговорил офицер. - Я и не додумался. Знал, что шутить любите, но чтобы настолько! Ох уж генерал! Какая пародия на русских буржуа! Порадовали!
Отсмеявшись, Дидье провел рукой по глазам, протирая заслезившиеся от смеха глаза.
- Солдаты ждут вас, генерал, - стараясь сделаться серьезным, сказал офицер. Отсалютовал и вышел из палатки, иногда не сдерживаясь, судорожно посмеиваясь и весело ворча.

Отредактировано Henri Bertrand (2015-09-17 01:11:40)

+2

6

Соня сегодня сестру просто поражала. Не говоря уже о ее странных перемещениях по комнате, вела себя девушка тоже довольно странно. Явно витала где-то в облаках и реагировала заторможено. Вера уже хотела было ее отчитать за то, что Соня сама не выспавшись, разбудила ее, а теперь ходит, как весенняя муха. Но тут Соня подала голос. Большие глаза Веры еще больше округлились в удивлении. Неужто сестра взялась за ум? Быть того не может!
- Хм. Ну давай попробуем. - Пробормотала Вера уже на французском, обтирая лицо полотенцем. Она приняла эстафету с кувшином, поливая воду теперь на руки Сони, чтобы та умылась. - А с дворней ты тоже по-французски разговаривать будешь?
И тут Вера вспомнила, что сестра, так и не позвала служанку. Девушка громко окликнула Груню, и не прошло двух минут, как та появилась на пороге.
- Доброе утро, барыни. Изволите одеваться? - Вера кивнула, заканчивая с умыванием Софи. И пока та вытирала лицо поданным полотенцем страшно отфыркиваясь, за что заслужила еще один косой взгляд сестры, Груня внесла платья Веры, аккуратно разложила их на кровати. Оболенская встала против, разглядывая свой гардероб. В итоге выбрала фланелевое кремовое платье с мелкими цветочками.
- Давай это, - кивнула Вера и начала стягивать с себя халат. По праву старшинства её Груня одевала первая. С помощью служанки Вера сняла ночную рубашку, оставшись вовсе обнаженной, но тут же Груня накинула на нее нижнюю рубашку. За оной последовал высокий корсет, который служанка быстро и умело зашнуровала, а уж сверху платье. Затянув всё, что было затянуть и спрятав ненужные ленточки-веревочки, Вера уселась перед зеркалом, расчесывать длинные вьющиеся каштановые волосы, поглядывая в зеркало за тем, как одевается Соня.
- Ты Груня смотри, Софья Сергевна сегодня только по-французски изволит говорить. - Усмехнулась Верочка, думая о том, как Соня будет справляться с этой трудностью и обязательно еще до обеда с кем-нибудь, да заговорит по-русски.
Аграфена тем временем унесла Верины платья и принесла Сонины, повторив фокус с раскладыванием их по кровати. Ждала, когда барыня выберет, что сегодня подходит к её переменчивому настроению.

+2

7

Заливистый смех солдата, по мнению Софьи, не шёл ни в какие ворота. Ей стало обидно и за услышанное и за сам факт насмехательства, поскольку она с уверенностью ожидала благоговейного трепета и полного повиновения. В кой-то веки могла покомандовать настоящими солдатиками, а не крестьянскими неразумными детьми. Дидье обмолвился, что генерала уже ждут и поспешил ретироваться обратно из палатки, и правильно сделал, иначе бы увидел глаз бури. Софи чуть не зарычала, сжав кулачки, когда брезент вновь сомкнулся. И тут же растерялась.
- Но…а как же…? – залебезила она вслед товарищу генерала. Нет, а одевать кто будет? Сама что ли? Вот тебе раз!
- Болван! – раздосадовано фыркнула княжна.  - Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Это что же такое получается, не ждать морсу да пряников? Ну я им покажу, тоже мне Великая армия! – сокрушалась  Софья Сергеевна, бродя по палатке в поисках одежды. Бедро всё ещё ныло, и от непривычной такой хвори девушка сильно прихрамывала и потому  злилась ещё пуще. Разобраться в ворохе одежды оказалось сложнее, чем на первый взгляд. Для начала Оболенская выбрала самый расшитый мундир, отложила в сторону, вытащила все награды, какие нашла, и напристёгивала их на мундир по своему эстетическому разумению, отложила и самый объёмный биконр с золотым позументом, кокардой и перьями. Отдельного внимания удостоились всяческие аксльбанты, темляки и галуны, которые красиво поблёскивали на свету золотом и серебром.  Осталось разобраться с мелочью, как казалось Соне, но эта мелочь надолго заняла её. Софи не понимала, что делать с длинной исподней рубахой, которая должна была как-то удерживаться шнуром, и прочими панталонами, кюлотами из белого казимира, гольфами и прочим. Замучившись, она кое-как нелепо заправила рубаху, но складывалось стойкое ощущение, что у Бертрана штаны набиты ворохом соломы. Сказать, что было неудобно – ничего не сказать, кюлоты облегали тело как будто бы даже совершенно неприлично, бедро ныло, а ноги сгибались труднее положенного, подвязки давили, кроме того несколько слоёв материала и пуговиц как будто вступали в заговор против движения колена. Напялив белый жилет и мундир, забыв подпоясаться кушаком, но зато обвешавшись лентами и орденами как на парад, вся сверкая до слепоты, Софья в генеральском обличии поправив волосы, заковыляла из палатки. Бикорн в выход не протиснулся и тут же слетел с головы Бертрана, который, а точнее Софи, насупила носик, чертыхнулась по-русски, ещё что-то недовольно пробубнила и, водрузив двууголку обратно на голову, приняла выражение лица наиважнейшей фигуры.
Солдаты стояли в построении и встрепенулись, завидев начальство. Генерал щеголевато подошёл к ним ближе, хромая и покачивая бёдрами. Мысленно Софи продолжала вспоминать прелести дамского туалета и проклинать мужское обмундирование.
- Бонжур, - Соня хотела сказать «ребятушки», как называли в деревне солдат, но вышло, - мальчишки! Она разглядывала строй, примечая миловидные лица,  и с невольной лукавой улыбочкой задерживала на них свой взгляд дольше положенного. Ей хотелось придумать повод разглядеть их поближе, но на ум ничего путного не приходило. Не дрова же их заставить принести. Хотя…

+2

8

Насчет дворни Бертран не подумал. Это обстоятельство добавит некоторых забот. Впрочем, и здесь можно выкрутиться. Договорились же говорить на французском без исключений - вот и не будет исключений, даже для слуг. Пусть понимают, как хотят. В крайнем случае жестами можно изъясниться.
Умываясь, француз сосредоточенно думал об изъянах своего плана. И еще больше его беспокоило, как вернуть всё назад. И обязательно надо будет найти себя в лагере - страшно представить, что там начнется без него. Думая так, генерал по привычке хмурился в размышлении, что вряд ли было свойственно младшей княжне. Анри осознал это лишь заметив свое отражение. И порадовался тому, что удалось спрятать эту серьезную физиономию за умыванием.
Пришла Груня. Бертран помнил ее - эта девка постоянно ошивалась рядом с Софи и помогала со всякими пакостями. В том числе, удружила с отравленным вином. Анри строго посмотрел на девку, не сумев заставить себя притворяться. Груня посмотрела с недоумением, и Анри, опомнившись, рассеянно улыбнулся, чтобы не навести лишних подозрений.
Не зная, куда себя деть, Бертран сел на край кровати, внимательно наблюдая за переодеванием. Даже слишком внимательно. Он хотел запомнить последовательность действий, чтобы самому не оплошаться - ведь следующим, очевидно, переодеваться ему. Он отлично знал, как женщин раздевать, но как они одеваются - это до сих пор оставалось для него загадкой, даже в его возрасте. Увы, внимание генерала отключилось в ту же секунду, как княжна стянула с себя ночное платье. Всего на миг, но открылись обнаженные изгибы молодого тела. Генерал нервно сглотнул, даже порадовавшись ненадолго своему положению.
Количество всяких завязочек и ленточек приводило его в ужас. И зачем дамы добровольно подвергают себя этим мукам? Хотя, раньше было явно хуже - когда корсеты сдавливали так, что внутренности вытекали через глаза. Сейчас с этим явно полегче.
Груня принесла второй комплект платьев. Несложно догадаться, что теперь ему надо выбрать платье. Пресвятая Мария, как же это сложно. Бертран задумчиво разглядывал наряды, как будто коня выбирал. Он боялся, что, выбрав что-то не то, или выдаст себя, или будет выглядеть слишком комично, или, в конце концов, подведет Сонечку. Хотя, с чего это ему вздумалось ее жалеть? Вряд ли она будет заботиться о его репутации, оказавшись на его месте. Ему даже захотелось в порыве мщения выбрать что-нибудь разфуфыренное и вульгарное, но, вспомнив, что в этом ходить ему, а не Соне, не решился. Вдруг взгляд упал на темно-синее платье с золотыми лентами и украшением. Оно очень напоминало французский мундир, и генерал почувствовал прилив ностальгии. Не долго думая, он показал на это платье. 
- Это, - коротко сказал он. Даже не зная французского, Груня должна была понять. Не совсем же она дура, в конце концов.
Вспомнив действия старшей княжны, француз вынужден был последовать ее примеру. Со вздохом снял ночную рубашку, мельком глянув на свое отражение в зеркале. Увиденное ему понравилось, но осознание того, что это тело сейчас его, не очень радовало. Тем не менее, он не удержался от того, чтобы не повести бедрами и грудью, как будто кривляясь, а на деле получше пытаясь рассмотреть себя. Поймав удивленный взгляд Груни, Бертран смутился и послушно влез во всё, что подавала девка, и почти стоически перенес все связывания, лишь несколько раз охнув.
- И как вы в этом ходите, - проговорил он, ерзая, - то есть, мы... Дышать же невозможно.
По судорожным вздохам Груня, видимо, поняла, что где-то перестаралась, и поспешила ослабить шнуровку.
- Так-то лучше... Спасибо.
Утомленный переодеванием, Бертран присел на ближайший стул, и Груня тут же принялась расчесывать длинные золотистые волосы. Непривычный к таким экзекуциям, генерал болезненно ойкал, когда гребешок пытался разодрать сплетенные друг с другом волосы. Пару раз даже, не выдержав, упомянул пресвятую богородицу и тут же назвал Груню злодейкой и палачкой. Благо, девица не понимала таких слов.
Зато Вера понимала. Бертран виновато глянул на старшую княжну. Ох, тяжело ему придется без привычных ругательств.
- Вера... - заговорил он, не переставая ойкать под расчесывания Груни. - Чем мы будем заниматься сегодня?
Ему хотелось ненавязчиво узнать распорядок дня княжон, чтобы выяснить, в какой момент можно будет сбежать в лагерь. Просить Веру отпустить его глупо - какая нормальная девушка согласиться отпустить сестру в лагерь, полный вражеских солдат? Бертран понимал, что это немыслимо.

+2


Вы здесь » Crosshistory. Salvation » AU » Всё смешалось в доме Оболенских...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC