Crosshistory. Salvation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crosshistory. Salvation » Старая Англия » Ужин с дьяволом


Ужин с дьяволом

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://fc09.deviantart.net/fs8/i/2005/361/3/8/Medieval_dinner____by_czogori.jpg
Название фэндома: Merlin
Рейтинг: NC16
Участники: Богдан Бельский в роли Норберта Гриффина и Миледи в роли королевы Розалин
Время, место: 537 год, замок предводителя саксов, комната советника
Обстоятельства: конец самого обычного дня, прошедшего в хлопотах, долгожданный ужин в полном тихом одиночестве. Рядом толь ко стюарт, который вовремя наполним штоф вина и блюдо из королевской кухни. Все бы ничего, если охранник у двери не произнес "К Вам Её Величество, милорд", и следом в комнату, словно поток пламени, ворвалась рыжая бестия, заставив Грифа подавиться.

0

2

Какими бы красивыми словами не был прикрыт плен, он всё равно остаётся пленом. Будучи женой Хереварда и предводительницей саксов, леди Розалин всегда это помнила. Точнее, ей не просто давали об этом забыть.
Свирепый был одержим жаждой доказать всем и вся своё величие, его вдохновляла идея стать первым королём саксов. Предводитель даже покончил с кочевой жизнью и обосновался в завоёванном замке Корнуэла, но ни этот факт, ни наличие армии и жены-королевы, по-прежнему не делали его истинным королём. Очень зря леди Хогарт произнесла это в сердцах Хереварду во время очередной ссоры, когда тот снова начал указывать жене на её место. Его сильные грубые руки обхватили запястья рыжеволосой бунтарки. Херевард был в ярости, которая искрила в его вытаращенных глазах. Прижав супругу к холодной каменной стене, пальцы Свирепого удавкой стянули горделивую шею Розалин, не отводившей бесстрашного взгляда, в котором читалось презрение. Сила – это всё, что было в арсенале предводителя, и ничего более. Херевард рычал, угрожая, но королева не молила о прощении. Он готов был убить её прямо здесь и сейчас, но, несмотря на уязвлённую гордость, ему нравилось такое поведение Роз. Нет, нравилось, это неверное слово, его заводила подобная непокорность, сила духа, непоколебимость. Но это вызывало у Свирепого не уважение к женщине, что стояла пред ним, а лишь пошлое желание, азарт укротить строптивую кобылу. Херевард не предпочитал церемониться. Несмотря на то, что брак носил сугубо политический характер, в такие моменты предводитель не мог устоять перед соблазном воспользоваться своим правом. Он желал и брал силой, сея в душе жены жгучую ненависть.
Этот раз был не первым и не нужно было быть провидцем, чтобы предположить, что не последним. Розалин лежала в пустой комнате, до боли сжимая складки покрывала, сгорая от унижения. Её сердце громко билось в такт удаляющихся шагов предводителя. Вспомнив его едкую довольную ухмылку, леди Хогарт глухо вскрикнула, уткнувшись в подушку, которая вскоре с силой была запущена в другой конец покоев. Горько вздохнув, королева закуталась в одеяло и поспешила к своему сундуку, где под кипой вещей и бумаг покоился маленький прозрачный пузырёк с буро-серой мутной жидкостью. Больше всего Роз не желала носить во чреве отродье этого дикаря и поэтому достала у какой-то повитухи нужный отвар. Сделав пару глотков, леди Хогарт поморщилась, более противный вкус представить себе было трудно, и, убрав подальше свой маленький секрет, Роз направилась к зеркалу, мутному, с треснувшей потускневшей рамой. На бледной холёной коже красовалось несколько ссадин, синяков и красноватых пятен. Розалин натянула нижнее платье, стыдясь сама себя, и окрикнула служанку. Из соседних покоев для прислуги примчалась молоденькая девочка лет четырнадцати в простеньком холщовом платьице с растрёпанной косой и разрумяненными щёчками. Она помогла предводительнице одеться в безукоризненный туалет из лилового платья с белым кружевным рисунком, который дополнили сверкающие украшения, расчесала медные струящиеся локоны, ниспадающие вдоль плеч, и водрузила на голову предводительницы корону. Леди Хогарт надеялась, что пышное убранство отвлечёт внимание от мелких свидетельств грубой силы Хереварда.
Пока девочка осваивала женские хитрости, чтобы придать лицу королевы более свежий и ухоженный вид, Розалин окончательно решила, что тянуть более нет никакого смысла. Последняя капля придала ей решительности, чтобы начать путь к собственному освобождению, на котором не обойтись без провожатого. Саксы всегда держались от предводительницы на расстоянии, настойчиво закрывая перед ней свои сердца, но они и не интересовали Роз, поскольку существовали по своим собственным принципам, признавая исключительное главенство физической мощи. Среди этого племени лишь один человек был близок по духу леди Хогарт – советник Хереварда Норберт Гриффин, вот уж кто знает толк в искусстве хитросплетений чужих судеб в угоду себе. Образованный и начитанный, он имел острый ум, не страдал принципиальностью и дерзко устремлялся к цели, находя выход из любой ситуации. Леди Хогарт уже давно присматривалась к нему, наблюдая со стороны, ведь таких толковых людей королева ценила на вес золота. Если, не скупясь, посулить им что-то действительно стоящее, они хоть в преисподнюю спустятся, но выполнят без колебаний любую задачу.
Отпустив девчушку, Роз ещё раз подумала над тем, что скажет Норберту, что сумеет ему предложить в обмен на поддержку, негласный союз. На самом деле, она и так уже давно всё решила, но никак не могла сделать шаг навстречу. Несмотря на то, что, без сомнения, они заговорят на одном языке, хитрость и опасность советника не стоило недооценивать, заработать в его лице врага неосторожным словом совершенно не хотелось.
Королева закрыла глаза, моля Богов о помощи, шепча молитвы, что приходили ей в голову. Сделав глубокий вдох, Розалин величественно расправила плечи, приподняла подбородок и уверенно покинула свои покои.
Было ещё не так поздно, чтобы отходить ко сну, в замке суетливо сновали кухарки, слуги с подносами и корзинами, доверху набитыми одеждой, и только стражники смиренно стояли на своих постах. Завидев королеву, один из них торопливо отворил двери покоев советника и доложил о прибытии Её Величества. Розалин по привычке не стала дожидаться позволения и вошла за порог.
- Милорд Норберт, - поздоровалась предводительница, оглядывая стол с яствами, - не возражаете, если я составлю вам компанию за ужином? – любезно произнесла леди Хогарт, лукаво взглянув на Гриффина.

0

3

Быть политиком, играть в политические шахматы оказалось сложнее, чем Гриф предполагал. Сидеть в Гриффин Русте и править клочком земли было бы гораздо проще, но Норберт ни о чем не жалел. Только за это время, пока он стоит позади трона Хереварда, Гриф почти не высыпался. Все его дни проходили в суматохе, бесконечных делах. Грифу уже казалось, что быть королем куда проще, чем его советником. Иметь всех подчиненных, красавицу-жену, развлекаться на пирах, а за тебя еще и все решать будут. В общем, суть была в том, что у Норберта очень редко выпадали дни, свободные от хлопот, вечера, когда можно было просто посидеть поужинать, и ночи, когда можно было просто спать. Этот вечер был одним из таких. Гриффин наслаждался прекрасными блюдами королевского стола, хорошим вином, в полнейшем одиночестве (мальчик-слуга не в счет).
Но, видимо, сегодня Планида не на стороне Грифа. Стук в дверь и внезапное появление королевы застало Норберта врасплох, мужчина едва успел встать, чтобы поприветствовать Розалин. Ничего мудреного в том, что Грифу кусок поперек горла встал. И мужчина еле сдерживался от того, чтобы не закашляться, пытаясь проглотить кусок мяса.
- Почту за честь, - сдавленно проговорил Гриффин, наконец приобретая возможность говорить. Указал на место перед собой, подозвал мальчишку. Сообразительный парень сразу же подал новые приборы, налил во второй бокал вина, подлил Норберту. Мужчина сел только после того, как королева присела напротив. Залпом выпил половину своего бокала. Кажется, наконец, приобрел возможность говорить и не был на грани жизни и смерти.
Появление в своих скромных покоях этой чертовки не сулило ничем хорошим. Норберт отдаленно знал о ее прошлом, знал, что эта женщина не так проста и, честно сказать, хотел с ней связываться в последнюю очередь. Мужчина вообще не понимал, почему Херевард до сих пор держит Розалин рядом с собой. "Кстати, надо поговорить с королем об этом". Так что, сказать, что Гриффин был не в восторге от внезапного появления королевы - ничего не сказать.
- Чем обязан обществу Вашего Величества? Помнится, Вы не особо жаловали своим вниманием мои покои - "Как и короля", - мысленно добавил Грифф.

0

4

Было забавно наблюдать бедного советника, который от неожиданности чуть не подавился, с трудом произнеся приветствие. Леди Хогарт ухмыльнулась и прошла к столу, усевшись прямо напротив Гриффина, чтобы ни один его взгляд или жест не ускользнул от неё.
- Если бы я знала, что вы страдаете от недостатка моего внимания, я бы наведывалась чаще, но, боюсь, вы не особенно рады меня видеть, впрочем, как и многие на этих саксонских землях. Увы, я здесь не по своей воле, и мне частенько приходится досаждать людям своим присутствием, - с иронией ответила королева. - Вы потерпите меня немного? Можете даже притвориться, что вам приятно моё общество, или как там принято вести себя с королевой… Хотя я бы предпочла более неформальное общение, мне интереснее услышать вашу прямоту, а не лесть, - спокойно продолжила она, с интригующей улыбкой разглядывая лицо собеседника: Норберт отличался от племени саксов не только своим недюжим умом, но и тонкими, выразительными чертами истинного дворянина: благородным лицом и особой статью.
Розалин взяла в руки рельефный серебряный кубок, оставшийся, как и практически всё здесь, в наследство от прежних правителей Корнуэла, и пригубила вина, которое, по мнению королевы, в сравнении с норквудским походило на дешёвую кислую брагу и почему-то быстро давало в голову.
Оглянувшись по сторонам, леди Хогарт повелительным жестом отослала мальчишку-прислужника. Лишние уши ей были совершенно не нужны, даже безграмотного слуги. Слуги вообще существа продажные, звонкая монета или хорошая угроза развязывают их языки, как пальцы обольстителя - шнуры платья распутной девицы. Тем временем, Роз продолжала осматривать покои Гриффина, отпив ещё немного вина, от которого появился лёгкий румянец.
- Так вот, значит, где живёт советник предводителя, - леди Хогарт нарочно не называла супруга королём, - недурно, у вас хороший вкус, - продолжала тянуть она, чтобы немного раззадорить любопытство Грифа.
- Ладно, не буду тратить время на глупости, разумеется, я пришла не за тем, чтобы обсуждать мебель. Я бы хотела поговорить о вас, - глаза Розалин хищно сверкнули.
Роз сделала большой глоток вина и откинулась на высокую спинку резного стула, загадочно глядя на мужчину.
- Признаться, я уже давно слежу за вами, лорд Норберт, - начала она, - я изучала декреты, что вы составляли для Хереварда, смотрела прочитанные вами книги, выясняла, какие предложения вы высказываете на военных собраниях, какой политики придерживаетесь…это лишь вершина, к сожалению, узнать больше мне не позволяют возможности, но, тем не менее, я бы хотела высказать вам своё восхищение. Вы, ваша мудрость, искусство вести дела королевства, достойны уважения и могли бы соперничать с лучшими государственными деятелями Альбиона.
Розалин не хотела, чтобы её слова звучали слишком приторно, но, с другой стороны, не сказать этого она не могла. Что правда, то правда. После замужества с предводителем, Роз стала выяснять, кто же в действительности правит саксами, потому как сам по себе Свирепый не отличался склонностью к государственным делам, он был солдафоном, но не политиком. Оказалось, что за его спиной стоят двое: сестра Хереварда и его советник. Оба те ещё интриганы, но, как оказалось, Гриффин был хитрее, работал усерднее и имел бОльшую власть.

0

5

Наконец, первый шок прошел. Гриф собрал мысли в кучу, сфокусировал взгляд на Розалин, почтительно отложил приборы в сторону. Аппетит как-то сразу отпал. И пить расхотелось. Рядом с этой женщиной, пожалуй, стоило оставаться в здравом рассудке. А то мало ли что. Норберт слушал королеву, водил кончиком пальца по краю кубка.
Вроде бы, Гриффин никогда не слыл при дворе льстецом. Конечно, он старался не говорить неприятные вещи Хереварду в лоб, но и льстить тоже не льстил. Однако, высказывание Розалин его позабавило. "Ну что ж..."
- Ваше величество, Вы меня, право обижаете. Я бы и рад Вас видеть, да только в более приватной обстановке. Например, в моей спальне. Я был бы безмерно рад Вашему вниманию и мог бы терпеть его целую вечность, - мужчина улыбнулся. Если королева надеялась на то, что Гриф будет сочувствовать ей по поводу ее положения при дворе, то она просчиталась. Если начнет ей поддакивать, то тем более. Ну а высказывание про постель в некоторой степени не было ложью. Норберт с удовольствием бы посмотрел на это обнаженное бледное тело на его простынях, бронзовые волосы, разбросанные по подушке...
Гриффин проводил мальчишку взглядом, качнул кубок в руке, сделал небольшой глоток. Помимо небольшой словесной дуэли, которую они устроили с Розалин, Норберт в голове лихорадочно перебирал варианты, что нужно королеве от него. Работать на нее? Ну это же просто глупо. Что ей надо? Сиди себе, улыбайся королю, делай детей. Ни о чем не думай.
- Благодарю, - мужчина кивнул, на замечание про свой вкус. Покои действительно были обставлены с его руки. Скромно, но со вкусом. Со времен лишений Гриф привык к тому, что послали боги, а большего не надо. - Но я думаю, что моя комната - куда более интересный предмет обсуждений, чем я сам. Впрочем, если Вы хотите, я с удовольствием расскажу Вам о своем детстве, о моей бедной старушке матери...
Глаза Розалин хищно сверкнули, в них появился нездоровый блеск, на щеках румянец. По всей видимости, нежной Розе так и не удалось привыкнуть к пойлу, которое употребляли саксонцы. Быстро давало в голову и отражалось на всем. Мужчина прикрыл глаза, вслушиваясь в слова королевы. То, что она давно следит за ним - Норберту понравилось мало. Точнее, совсем не понравилось. Совершенно это не женское дело, смотреть в государственные бумажки и по библиотекам лазить. Хотя, по миледи Морвен это и не скажешь. В общем, для себя Гриффин решил, что дастся этой бестии в руки только мертвым.
Дослушав речь Розалин до конца, Норберт открыл глаза, те совсем потемнели. То ли от хмеля, то ли еще от чего. На глубине темных-темных зрачков плескалось что-то невообразимое, пугающее.
- Миледи, кажется, Вы пришли сюда не за лестью, так что попрошу от Вас того же самого,  - хоть это и выглядело наигранно и откровенным подхалимством, Норберту это все равно понравилось. Но не признаваться же в этом этой выскочке.- Все что Вы мне рассказали, я знал и раньше. Иначе Ваш муж и весь его сброд уже давно были стерты с лица земли. Вопрос в том... - Гриффин качнул кубок кончиками пальцев, улыбнулся. Мягко, дружелюбно, но в глазах заплясали нехорошие искорки. - ...Вопрос в том, что Вам нужно от меня? На сколько мне помнится, Ваша обязанность состоит в том, чтобы родить Хереварду крепких и здоровых наследников. Неужели, супруг не справляется со своими обязанностями, и Вы пришли просить о помощи меня?

0

6

На мутных стенках пузатого серебряного кувшина с вином плясали огоньки неспокойных свечей, заставляя оживать рельефный рисунок, который в полутьме покоев был трудно различим. Сделав ещё несколько смелых глотков вина, кисловатый запах которого, смешанный с ароматом жареной дичи и стынущего густого супа с овощами и миндалём, уже не казался столь дешёвым и грубым. Роз взглянула на собеседника, звонко рассмеявшись, из-за широкой улыбки на её румяных щеках показались небольшие ямочки. Она поставила кубок возле его старшего товарища-кувшина и положила скрещённые руки на колени.
- А вы, оказывается, не только советник, но и придворная повитуха! Сведущи в делах потомства… – Леди Хогарт облокотилась локтем о широкий изящный стул из ольхи, и стала невольно перебирать пальцами игривые рыжие кудри, сосредоточенно глядя исподлобья на собеседника. Розалин исказила намёк Гриффина, но всё же поспешила ответить на него:
- Затащить девушку в свою постель – не великого ума дело, лорд Норберт, сделать так, чтобы она сама туда захотела – задача посложнее…. В данном случае, я бы даже сказала – невыполнимая, - леди Хогарт попыталась произнести это так, чтобы растушевать, о ком идёт речь "в данном случае". Ей вдруг стало интересно, примет ли Гриф это на свой счёт как вызов или, как полагалось бы скромному вассалу, посочувствует своему предводителю, который не сумел пленить сердце новоиспечённой супруги.
В Норквуде за такие дерзкие речи королева могла и казнить, но сейчас её это забавляло, да и, с другой стороны, оскорбиться и угрожать – значило собственноручно сорвать свой план. На мгновения уголки губ предводительницы дрогнули, а в глазах будто тенью мелькнуло прошлое, такой же уверенный и беззастенчивый взгляд сэра Гвейна. Роз попыталась отогнать от себя воспоминания и подвинулась на самый край, чтобы лучше видеть Грифа.
- Что ж, - опальная королева ещё раз оглянулась по сторонам, дабы удостовериться, что в комнате не затаился какой-нибудь пронырливый слуга, - я вас огорчу, но пришла не по этому вопросу, - мягко начала она.
- Милорд, как я уже говорила, я восхищаюсь вами и это истинная правда. - Леди Хогарт, наконец, решилась перейти к делу, - Я не особенно хорошо знаю историю саксонского народа, но уверена, что жизнь их правителей хрупка как у женщины во время родовой горячки. Скажите же мне, лорд Норберт Гриффин, что вы будете делать, если наш несравненный Херевард Свирепый отдаст богам душу? Не без помощи своих собратьев, разумеется. Вы наверняка хоть раз думали об этом. Этот, как вы верно выразились, сброд едва ли оставит вас в живых. Мне было бы очень жаль, потеряй Альбион столь ценного деятеля.

0

7

Для женщины Розалин пила, пожалуй, слишком много. Норберт даже начал беспокоиться, как бы королева не хватила лишнего. Не хватало, чтобы у него в покоях нашли хмельную, или того лучше, без сознания жену короля. За это его по головке не погладят, а вопросов будет слишком много, чтобы справиться с ними даже такому могущественному человеку в королевстве, как Норберт.
Смех у королевы был приятный, можно было даже поверить, что он искренний. Сам Гриф невольно заулыбался, любуясь ямочками на порозовевших щеках.
- Роды принимать не доводилось... - покачал головой Гриффин, продолжая улыбаться. - Но если Ваше Величество настаивает, то я могу принять Вашего первенца. Думаю, я смог бы подучиться этому искусству, - уже задумчиво произнес мужчина, будто бы действительно рассматривая такую перспективу. Странно было себе это даже представить...
- Девушку - да, но не королеву, - улыбкой змея отвечал Гриф своей королеве. Впрочем, как королеву он ее почему-то никогда не расценивал. Скорее, она просто имела статус жены короля, но никак не королевы. Ею в данном случае являлась Морвен. - А нам не нужны ваши сердца, миледи. Оставьте это мальчишкам-рыцарям. Нам нужна лишь преданная супруга и парочка сыновей. - Интересно, а как сама Розалин думала, Норберт ей ответит? Примется уверять ее в своем расположении и в том, что его сердце навсегда ее? Начнет вилять хвостом перед ней, лишь бы добиться расположения? Какие, все таки, эти высокородные дамы наивные девочки. Все до одной, будь им 15 или 50. Все верят в любовь, сердечное расположение и счастливую жизнь. Даже такие опытные и наглотавшиеся слез, как Розалин. Любая кухарка или крестьянка в этом плане гораздо разумнее этих высокорожденных.
Не переставая елейно улыбаться, Гриф внимательно глядел на свою собеседницу. В глазах его было даже некоторое снисхождение, как к существу глупому и обремененному лишь красотой. Норберт начал думать, что все эти слухи про то, как королева опасна - сильно преувеличены.
- Прошу простить меня, миледи, за мою грубость... - проговорил мужчина, который только что откровенно намекал своей королеве о том, чтобы оказаться в его постели. - Но какое Вам дело до того, что я буду делать в таком случае? Да, Вы правы, долго они в седле не сидят, но только не Херевард. Здоровье у короля крепкое, а благодаря мне он просидит на своем месте еще очень и очень долго, да благословят боги его дни, - Гриф не лукавил. Пока от Хереварда он получал лишь сплошные удовольствия от своей, так сказать "работы". Король был, действительно, здоров, как бык. За всеми интригами против него зорко следил Гриффин. В том числе за всевозможными шагами в сторону Розалин и Морвен. Так что сойти с трона Херевард мог, пожалуй, только если Норберт поможет ему это сделать. И если королева считала, что способна взять контроль над ситуацией в свои руки, то сильно заблуждалась в своей самоуверенности.

0

8

Роз наблюдала, как советник улыбается в ответ. Впрочем, он не менее очаровательно улыбался даже когда допрашивал пленников самыми изощрёнными средствами. Кому-то подобное поведение показалось бы дикостью и душевной болезнью, но не Роз, ей это даже нравилось, поскольку сама она отличалась подобным хладнокровием. Гриф был всегда спокоен, невозмутим и решителен. И несмотря на то, что его большие выразительные глаза выглядели вполне невинно, где-то на их тайном дне в пучине бездны всегда был начертан хитроумный план. Никогда не знаешь, о чём он думает, не представляет ли твою голову на плахе, когда мило здоровается.
Леди Хогарт чувствовала, что Норберт недооценивает её и от этого ей ещё сильнее хотелось доказать, что она чего-то стоит, вступить в незримую игру. Правда опыт напоминал, что однажды поставив подобному противнику – Лианору, - шах, взамен королева получила мат, но она всё ещё надеялась отыграться и точку в этой истории не ставила. Тягаться же с Гриффином было ещё сложнее, когда вокруг не было поддержки, преданных людей и, банально, собственных денег. Поэтому вступать с ним в противоборство Роз даже не думала. Нет уж, хватит змеюки Морвен. Другой вопрос, сдалась ли самому Грифу предводительница, которую большинство, как и он сам, возможно, считает пустым местом. Жалкое положение раздражало Розалин до трясучки, именно поэтому она решилась на довольно отчаянный шаг, и речь шла далеко не о том, согласится ли советник помогать ей или нет.
Напряжение сняла шуточка Гриффина. Представить его, заботливо приставляющего к потному лбу роженицы холодную тряпку со словами "Тужься, дыши ровно, повторяй за мной: У-уф! Уф!" - было более чем забавно. Нет уж, не надо нам такого счастья, - смеясь, подумала Розалин.
- Полагаю, можно найти вашим талантам более полезное применение, - проговорила она в ответ, положив левую руку на подлокотник и чуть склонив голову набок.
Вот уж хитрый лис, Гриф ловко парировал каждое слово, достойный собеседник, не поспоришь.
- Вы правы, - ответила она на замечание о королевах, делая вид, будто что-то подобное также имела ввиду. Роз рассмеялась, продолжая с наигранным упрёком, - Я не настолько наивна, чтобы искать любви. Тем более после стольких радостей и страданий, её сердце, отданное одному ныне покойному рыцарю, более не будет принадлежать кому-либо ещё. Да, она была не прочь расположить к себе мужчин, вызывая их привязанность и, главное, преданность, но было бы смешно и глупо думать, что расчётливый и умный Норберт пошёл бы на поводу у каких-либо чувств, если он вообще был на них способен, - Это увлечение слабовольных бездельников или глупцов, - лукаво заключила она, вспоминая, как почти всю свою жизнь презирала любовь.
Следующие слова несколько поколебали леди Хогарт. С такой правой рукой Хереваду меньше всего стоило опасаться различного рода проблем, да и самого Грифа, судя по всему, текущее положение вещей вполне устраивало. Скверно.
- Да, Херевард имеет крепкое здоровье, но это не помогает ему выигрывать в битвах, - с укором заметила она, - Саксы вновь и вновь повержены Камелотом и Норквудом, и я не удивлюсь, если к последнему присоединится кто-нибудь из соседей. Стоит заключить династический брак Фланна с дочерью Годвина, Олафа или Родора, и его армия будет непобедима. Что-то я не вижу желающих примкнуть к саксам, тогда как остальные королевства объединяются против нас, - заявила она.
Возложенные на саксов надежды на захват Норквуда не оправдались, они грызлись как дикие волки, бросаясь на окружающие земли, но их пыл быстро усмиряли хорошо вооруженные умелые рыцарские отряды. Роз решила более ни на кого кроме себя не полагаться. Опальная королева уже придумала, как устранить мальчишку Овейна, но для этого ей нужна была верная прелестница Рина. Туда, куда не могут попасть тысячи воинов, проникнет изящная девичья ножка. Но, чтобы связаться со своей протеже, как и с другими верными людьми, кое-чего не хватало.
Роз не заметила, как задумалась и встрепенулась, произнеся вдруг немного небрежно:
- Неужели сидеть здесь, в этом затхлом Корнуэле – предел ваших мечтаний? – ответила она с возмущением, мысленно продолжив "и служить этому безродному борову". Тем временем, она подняла горящие глаза на Норберта и её взгляд мысленно скользнул под его рубашку, но тут в дверь постучали.
На пороге появился смущенный слуга, протягивая своему господину конверт. Роз решила, что фортуна ей сегодня несказанно благоволит. Пока Норберт пошёл самолично разбираться с пришедшим письмом, предводительница ловко скользнула пальцами под корсаж и достала миниатюрную склянку с порошком. Яда здесь королева достать бы не смогла, а вот снотворное ей приносили небольшими порциями, которые королева осторожно откладывала на всякий случай. И вот сейчас этот случай настал. Розалин торопливо высыпала порошок в кубок, и дрожа от волнения, хотела быстро спрятать склянку обратно, но Гриф почти повернулся в её сторону и ей ничего не осталось как кинуть её прямо в кувшин с вином, авось никто не заметит.
Когда Норберт вернулся, Роз откинулась на спинку стула, и вертя свой кубок в руке, решила затронуть ещё одну тему, которая могла бы сработать.
- Письмо от любящего отца? – хитро и ехидно поинтересовалась предводительница, - Быть отвергнутым сыном не мене приятно, чем изгнанной королевой. У нас есть кое-что общее, милорд Гриффин… мы оба желаем вернуть своё, не так ли? Может, я уже не королева Норквуда...точнее ещё не королева, но я всё же имею влиятельных друзей на Севере. Ну это так, к слову. - улыбнулась она, блефуя. Все сторонники уже давно поразбежались, но обзавестись ими - дело наживное.
В то же время, чтобы смягчить свой укол за живое, королева поднялась и подошла к Норберту сзади и чуть склонилась над ним, опустив руку сначала на плечо мужчины, а затем скользнув ею вниз по шее и груди. Она пыталась почувствовать, есть ли на нём под одеждой цепь или шнурок или нет, но ей так и не удалось понять.
Второй рукой, держащей бокал, она чокнулась с его кубком, и прошептала на ухо:
- За исполнение наших желаний... - с этими словами, она сделала несколько глотков.

0

9

Вся эта ситуация, в целом, довольно неплохо подпортила Грифу аппетит и потревожила его душевный покой. Даже если сейчас Розалин поймет, что ловить здесь совершенно нечего, Норберт все равно полночи глаз не сомкнет, чтобы решить, что делать с этой внезапно образовавшейся занозой в пятке. А делать что-то, безусловно, надо было. Ибо у жены короля образовалось слишком много свободных сил, амбиций и нахальства. Просто так сидеть на месте она уже не будет.
Гриффин вежливо улыбнулся, сделав вид, что поверил в слова Розалин про любовь. На этом месте обмен любезностями кончился, и они наконец заговорили о деле.
Признаться, женщина задела за живое. Норберт давно беспокоился по поводу союзов, которые могут заключить против Сассекса его враги. Но Гриф не был бы Грифом, если бы хотя бы в мыслях позволил себе подать вид.
- Наша армия даже не думает слабеть, а крепнет с каждый днем, так что любые поползновения в свою сторону, на сколько бы они не были крепки, мы перекусим, как собака сгнившую веревку. Что да удачных союзов, я бы на Вашем месте помалкивал, - поймав на себе вопросительный взгляд Розалин, Гриффин пояснил. - Ваш брак для Сассекса предполагался удачным союзом, Вы не оправдали ожиданий. Думаю, даже в Норквуде наслышаны про крутой нрав местных жителей, так что есть резон опасаться за свою голову. Вполне возможно, что король захочет заключить более удачный династический союз, а Ваша жизнь не является таким уж большим препятствием. - И если планы не изменятся, то Норберт самолично наведет Хереварда и Морвен заодно на такую удачную мысль.
- Что Вам мои мечты? - Успехнулся Гриф, собираясь продолжить и дальше изливаться в подобном саркастическом тоне, но тут в дверь постучали. Просунулась сначала голова, а потом и рука с письмом в нем. Мальчишка хотел было что-то сказать, но Гриффин стремительно и быстро поднялся навстречу своему слуге. Еще не хватало, чтобы по всему замку разнеслись слухи о том, что Норберт по вечерам распивает вино с женой короля. Это все плохо кончится. Забрав письмо из рук мальчишки, Гриф велел ему отправляться вон и больше не входить без его позволения.
Возвращаясь обратно к столу, Гриффин на ходу распечатала и развернул письмо. Быстро пробежавшись по строчкам глазами Норберт заулыбался - хорошие вести с дальних берегов.
- Да, передавал миледи пламенный привет, - хмыкнул Гриф, садясь обратно на свое место. Когда Роз заговорила о том, что он якобы хочет вернуть, Норберт даже поднял глаза от рукописных строчек. В них плескалась насмешка. Мысленно Гриффин раз за разом мешал рыжую с грязью. Хотя и упоминания о якобы влиятельных людях вызвало в темных глазах росчерк настороженности, но не более. То, что у Розалин все-таки остались связи на родине, исключать не стоило.
Когда Роз подошла к Грифу сзади, тот напрягся, сворачивая письмо. Видеть его содержание жене короля вовсе не к чему... Но то, что произошло дальше, выходило вообще за всякие представления Норберта о деликатном разговоре между госпожой и слугой, коими они, по сути, и являлись. Пальцы женщины были обжигающе-холодными, в горле мгновенно пересохло. Гриффин и сам был непрочь отпить из бокала, поспешно сделав несколько небольших глотков. Но дело незаконченным оставлять не стоило.
Мужчина потянулся рукой с письмом к свече, поджигая лист пергамента, который мгновенно загорелся, но задевая локтем свой кубок и благополучно роняя его на платье королеве.

0

10

В такие моменты невиданной дерзости, когда советник пытался поставить на место саму королеву, ей хотелось впиться в его горло ногтями и вырвать трахею, чтобы тот замолчал навсегда, но, увы, Норберт был в равной степени и опасен, и необходим. Гриф, как любой меч, к тому же весьма дорогой и острый, мог либо защитить Розалин, либо лишить жизни. Выполнив мысленно кровавый обряд жертвоприношения, в котором роль подношения Богам выполнял не скот, а беспардонный, хоть и чертовски обаятельный, советник, Розалин начала возражать.
- Неудачный союз? – хмыкнула Роз, закатив глаза, - Ожидания? Какие же ожидания? Херевард хотел иметь право на трон Норквуда – он его получил. Если Свирепый не может завоевать его - это не моя вина, а скорее ваша, - уколола она Норберта в ответ, а сама взяла в руки столовый нож и стала теребить его в руках, пробуя подушечками пальцев лезвие.
- Впрочем, мне ясны ваши намёки. Более того, если бы я не догадывалась об этом, едва ли я бы потревожила вашу вечернюю трапезу, - Роз бросила брякнувший нож обратно на стол, - Как я наслышана о саксах, так, полагаю, и саксы наслышаны обо мне. С Херевардом или без…я верну себе Норквуд, - предводительница поспешила предупредить реакцию Гриффина и даже сделала характерный жест рукой, -  Знаю, звучит самонадеянно… но на вашем месте я бы не стала упускать из расчёта и такую возможность. Подумайте о перспективах. Вряд ли Херевард настолько заботлив, что готов пообещать вам Гриффин Руст… в отличие от меня, - последние слова она проговорила медленнее и особенно выразительно.
Свеча зашипела, предвкушая добычу. Розалин безуспешно пыталась разглядеть письмо, но Гриф был как всегда предусмотрителен. Предводительница выпрямилась и встала, облокотившись поясницей о столешницу. В одной руке она игриво держала кубок, другую положила на поверхность стола, чуть выгнувшись назад.
- А что до армии, - королева сделала невозмутимое лицо, а затем продолжила иронично, - Ну раз её боеспособность не вызывает у вас сомнений…. –  Роз остановилась, выдержав паузу, с лукавой улыбкой, - Буду ждать благих вестей с полей сражений. А то я уже хотела кое-что предложить, но сомневаюсь, что стоит прибегать к подобным мерам, если никакой угрозы нет, - загадочно проговорила она и охнула, когда кубок со стола неуклюже устремился прямо на платье предводительницы, залив её юбку багровым пятном. Роз переводила гневный взгляд с виновника неодушевлённого, на вполне себе живого. В её глазах мелькнула молния досады, но она ничего не сказала и даже не шелохнулась. Больше всего она испугалась вовсе не за испорченный наряд. Гриф успел отпить вина, сдобренного не дюжей порцией снотворного, но хватит ли этого, чтобы его усыпить хотя бы ненадолго?

0

11

После тех самых хороших новостей в письме, отвечать на бравады Розалин совершенно не хотелось, дабы не портить себе настроение. Гриф уже пришел к своему первому выводу в отношении этой женщины (которое, как все знают, чаще всего оказывается правильным) - реальной угрозы женщина не представляла. Но неприятно кольнуть своим острым язычком вполне могла. Не то чтобы Гриф был чувственной натурой, но зачем навлекать на себя проблемы, если есть возможность их избежать?
Лишь один раз советник не удержался и позволил себе едкий вопрос к Розалин.
- Вернуть трон Норквуда или короля Норквуда? - О, бедная-бедная опальная королева. Она даже не представляет, сколько пташек хитроумного Гриффа находилось в Норквуде, в его окрестностях, в самом королевском замке. Еще до вступления в должность королевского советника, Норберт везде, практически в каждой столицы Альбиона имел своих людей, а с появлением денег и некоторого количества власти, свою сеть удалось значительно расширить. И чем шире и прекраснее становился узор, тем больше интересных подробностей узнавал Гриф. Можно было сказать, что он был одним из самых знающих людей на всем острове.
Когда Гриффин подносил пергамент к свече на устах его была уже не улыбка, а язвительная усмешка. Усмешка человека, который ни на минуту не сомневается в собственном превосходстве.
Пожалуй, его неаккуратное движение испортило всю идиллию. Можно было послушать, посмотреть, а может быть даже и ощутить, как королева поведет себя дальше, но опрокинутый кубок будто бы обнулил все сказанное раннее. Кинув практически догоревший свиток на тарелку, чтобы тот полыхал уж сам по себе, Гриф схватил со стола белоснежное полотенце, кинувшись к Розалин.
- Ох, прошу простить меня, миледи, за мою неуклюжесть, - бормотал советник, склоняясь над леди в попытках вытереть вино. Только спустя каких-то пару мгновений Гриф понял, что это бесполезно, да и довольно глупо. Мужчина выпрямился, глядя сначала на юбку  Розалин, потом на свое перепачканное полотенце. Хмыкнул, поднял голову и понял, что оказался с рыжей бестией лицом к лицу. Сдержать довольную ухмылку, как у кота, не было никакой возможности.

0

12

В размышления о снотворном в вине и дальнейшем плане действий чёрными воронами ворвались слова Грифа, сказанные не без желания подколоть предводительницу, которая уже дважды получила титул, благодаря браку:
- Вернуть трон Норквуда или короля Норквуда?
В её глазах мелькнула ярость, но лишь на мгновение, то ли от его ехидного тона, то ли от сути вопроса советника. Если Овейн убийца её сына – то она скорее разрежет своё тело на куски собственными руками, чем станет его женой, а если нет…Да и что значит если? Его вина не вызывала сомнений, или Розалин боялась эти сомнения допустить. Разлитое вино позволило списать на себя глубокую досаду, удержав, к тому же, от язвительного ответа.
- Ох, прошу простить меня, миледи, за мою неуклюжесть, - произнёс советник, схватив полотенце в попытке исправить последствия неловкого движения.
- Ничего, с кем не бывает, - с напускной невозмутимостью начала она и добавила едким тоном - даже такие могущественные советники способны совершить маленькую оплошность, - проговорила королева, словно бы не имела под этими словами никакого намёка.
Норберт вскоре понял всю тщетность своих стараний, размазав алое пятно по юбке рыжеволосой гостьи. Наряд стал суше, но едва ли чище. Впрочем, Роз не возразила бы, задержись он так чуть дольше: приятно видеть, как властный мужчина склоняется пред тобой, госпожой. Минутная и довольно призрачная лесть тщеславию, не более того.
Поднявшись, Гриффин оказался прямо рядом с ней, но Роз не отвела взгляда, пронзая им его большие миндальные глаза. Одной рукой женщина нащупала ножик для мяса, небольшой и не особенной острый, который ещё совсем недавно, сидя за столом, вертела в руках. Предводительница сама не понимала зачем эта игрушка оказалась в её руках, словно сделала этот жест невольно, инстинктивно. За годы опалы она привыкла быть на чеку и вздрагивать во сне от шорохов, словно побитая камнями собака, оскаливающаяся при любом взмахе руки человека. Теперь же, поняв, что лишь зазря напустила напряжение, леди Хогарт решилась сама же его побороть. Она осторожно поднесла нож к горлу советника, не скрывая хитрой улыбки и кокетства в глазах:
- Так что там насчёт армии? Она готова захватить Норквуд? – предводительница заговорила тихо, почти шёпотом, словно мурлыча, медленно ведя тупой стороной лезвия вниз вдоль шеи Норберта к вырезу, пытаясь убрать чуть в сторону ткань рубахи и дублета, опускаясь ниже ключиц. Да где же этот чёртов ключ? – мысленно возмутилась она, но вида не подала. Стоило ещё подумать, как потянуть время, прежде чем милорд Гриффин отправится к Морфею. Заговорила об армии Роз тоже не спроста, ей стало обидно, что Гриф так быстро ушёл от этой темы, в то время как она активно намекнула, что имеет некоторые соображения на этот счёт. Конечно, едва ли он мог ожидать, что у леди Хогарт есть гениальный победоносный план, но Роз гордо и, возможно, чересчур самонадеянно, считала его именно таковым. Закончив свою неудавшуюся разведку, Розалин опустила нож обратно на стол, оперевшись на него ладонью. Главное, чтобы Гриф не перешёл в наступление на "Норквуд" раньше, чем начнёт действовать сонное снадобье, ибо что делать в таком случае Роз себе представляла очень смутно.

0

13

- Будем надеяться, миледи, что это будет моя самая большая оплошность в этой жизни, - будто бы даже не сказал, а промурчал Норберт, отбрасывая полотенце на стол. Советник, который обычно похож на очаровательно улыбающуюся глыбу льда, стал словно сам не свой. Скорее всего, это была смесь вина и той гадости, которую Роз подсыпала Грифу в вино, о которой тот пока не подозревал.
- Платье все равно испорчено, - продолжая говорить в той же манере, вещал советник. - Снимайте его к черту, я пошлю за новым, а пока... - Гриффин сделал еще небольшой шаг к Розалин, оказавшись вплотную с женой Хереварда. - ...я могу доказать Вам, что больше оплошности я не совершу.
И только Норберт хотел было протянуть руку, чтобы помочь рыжеволосой красавице снять ненужную часть гардероба, как его шеи коснулось что-то холодное и металлическое. "Нож" Гриф сделал шаг назад, но лезвие никуда не делось. Мужчина медленно поднял голову, глядя на Розалин сверху вниз с усмешкой. Черные глаза нездорово, маслянисто блестели. Он не боялся. Во-первых, он был не в том состоянии, чтобы чего-либо бояться, во-вторых, этим тупым ножом опальная королева могла разве что затыкать его до смерти - не более. Скорее это... возбуждало.
Но когда женская рука дошла до рубашки с дублетом, неумело пытаясь скрыть поиски чего-то, что скрывалось под одеждой, в голову Грифа начали закрадываться догадки. Впрочем, довольно медленно, из-за некоторой замутненности сознания.
- Королева, Ваше дело, женское - молиться, - с той вкрадчивостью, с которой способен говорить только лишь Норберт, проговорил мужчина. - Не лезьте в мужские игрушки. Зачем Вам это? - нож наконец-то был на приличном расстоянии от уязвимых точек на теле Грифа, и тот поспешил накрыть ладонь Розалин, в которой был нож, своей, снова приблизившись, уже совсем вплотную. Северянин заглянул предводительнице в глаза, все также, не скрывая усмешки. - Кажется, я знаю, что ищет моя королева...

0

14

Было заметно, что советник уловил правила игры. Вожделеющий взгляд, елейный тон в голосе, сдобренные вином – видимо, действия Розалин всё же не оставили равнодушным даже такого, казалось бы, исполина выдержки, не позволяющего своим похотливым аппетитам поставить под угрозу своё положение, как выяснилось, до этого момента.
Предложение избавиться от платья, подкреплённое желанием ещё и помочь в этом, искренне удивило леди Хогарт, ещё никогда прежде она не видела лорда Гриффина таким. Нож оказался весьма кстати, он пресёк вольные похождения рук Норберта к завязкам платья, но и не погасил запала.
Предводительница выслушала мужчину, чуть сощурив змеиные глаза, его ладонь накрыла её руку с ножом, Роз разжала пальцы, но ладонь не убрала. Гриф оказался чересчур близко, это несколько настораживало и смущало, но не настолько, чтобы спасовать. Ей почему-то не верилось, что советник Хереварда, который строил из себя саму саксонскую верность своему делу, готов предать предводителя и господина вот так просто. Кто знает местные нравы, но всё же не хотелось думать, что овладеть королевой было здесь в порядке вещей и не каралось как минимум изгнанием, как максимум казнью, хотя, с другой стороны, Гриф был в Сассексе слишком влиятелен, говорят, у таких деятелей притупляется чувство опасности, замещаясь ощущением вседозволенности.
- Вы недооцениваете меня, милорд, - пролепетала Розалин, приподняв подбородок, - королева – чуть больше, чем женщина, вам так не кажется?
Она протянула руку и положила ладонь на грудь советника, опустив глаза, будто вглядываясь в волокна ткани его дублета, а затем снова подняла их, услышав последнюю фразу:
- Кажется, я знаю, что ищет моя королева...
Норберт смотрел ей прямо в глаза пронзительно, словно разгадал что-то и кичился этим. Роз попыталась побороть паранойю, из двух зол она бы лучше предпочла, чтобы Гриффин подумал о распутном подтексте этой встречи, нежели об истинной цели появления леди Хогарт в своих покоях. Роз пережила столько, что её репутации уже было ничего не страшно. Отчаянно движимая жаждой мести, она была уверена, что цель оправдывает средства. Другое дело, что перед этим северным снобом не хотелось выставлять себя с такой стороны. Хогарт предпочла бы поиграться с советником и оставить его с носом, без ключа и без удовлетворения желаний, выйдя из положения победительницей, но что-то подсказывало, что претворить план в жизнь будет не так просто, как казалось со стороны.
- Никогда не сомневалась в вашей проницательности, - она понизила голос, и сделав паузу, фривольно добавила, опустив полагающееся обращение, почти шёпотом, словно пробуя на языке его имя,  - Норберт, - её ладонь скользнула выше, заняв место на плече, Роз по-прежнему не отводила взгляда, надеясь отвлечь северного лорда от возможных догадок, кроме того, можно было признаться, что у самой леди Хогарт не вызывала неприязни подобная забава, в отличие от времяпрепровождения с навязанным супругом, который был ей противен до крайности. Взгляд советника всё сильнее туманился, как надеялась Роз, под действием снотворного, а значит,  Гриф заснёт совсем скоро, а пока можно сделать часть работы.  Розалин опустилась пальцами к застёжке, желая обнажить скорее ключ, чем тело Грифа, хотя взглянуть на второе она бы, пожалуй, не отказалась. Нет, с этой чёртовой саксонской кислятиной пора завязывать.

0

15

Плюнула огнем и зашипела
Догорая черная свеча
У тебя лицо невинной жертвы
И немного есть от палача

И даже сквозь некоторую замутненность сознания Норберт наслаждался всем этим фарсом. Задирать и играться с такой змеей, как Розалин было одно удовольствие. Возможно, он бы даже мог признать, что королева была чуть умнее, чем остальные женщины, но не намного. Просто с ней можно было играть дольше. И интересней.
- Ооо, дааа... - Протянул Норберт. Улыбнулся, коснулся пальцами холеной румяной, скорее всего от вина, щеки рыжей. - Это та женщина, которую выбрал сам король... - Советник провел пальцами по щеке вниз к подбородку, шее и манящему вырезу на груди. На миг вожделение в темных глазах Грифа оказалось чуть больше, чем здравомыслия, едва не выплеснувшись в действия. Гриффин был практически уверен, что ему за его реализацию желаний не будет ни-че-го.
Рука проследовала ниже, впрочем, вполне целомудренно приобнимая королеву за талию, только для того, чтобы контролировать ее движения, второй рукой Гриф перехватил запястье Роз и сделал шаг вперед, заставляя жену предводителя шагать назад.
Голос... голос этой женщины был хорош. Чуть хрипящих низких ноток в его имени заставляли мурашки бежать по коже, волновалось что-то внутри, в груди и ниже, конечно. Полоз еще раз взглянул прямо в глаза женщине и чуть наклонился вперед, с самой великой аккуратностью и чувственностью касаясь губами скулы Розалин. Норберт склонился еще чуть ниже, к уху рыжеволосой королевы.
- Ключ... - Подождав, когда сердце его посетительницы пропустит пару стуков, Гриф продолжил, бессовестно играя на нервах. - ...от моего сердца.

0

16

В комнате как будто становилось всё жарче или этот жар исходил из самого тела, а в воздухе витал приятный сладковатый запах не то от потрескивающих веток дикого винограда в камине, не то от вербены, которую, по слухам, очень любил применять советник в качестве панацеи от большинства болезней. Кислый грубый привкус саксонского вина, если этим достойным именем вообще можно было назвать невыдержанное толком пойло из чего попало, почти растаял на языке, сменившись не столь безобразным послевкусьем. В голове немного помутнело, на мгновение Роз предположила, что советник подменил бокалы, но быстро выбросила эту мысль из головы. Не стоило пить натощак, - раздосадовано подумала женщина, но тут Гриффин сделал очередной выпад.
Предводительница закрыла глаза и выдохнула через чуть приоткрытые губы, а затем распахнула веки. Она пыталась усиленно думать о своей любви к Гвейну и странной ненависти к Овейну, неприязни к Хереварду и всей этой саксонской шайке, но, чёрт возьми, эти тёмные хитрые глаза аккуратного хищника, вкрадчивый бархатный шёпот, лёгкие прикосновения, подобные струящемуся шёлковому платку, скользящему по коже. Одной рукой Норберт приблизил её к себе, другой осторожно ухватил за запястье и потянул Розалин назад. Она сделала довольно широкий шаг, надеясь иметь возможность для манёвра, упёрлась во что-то, то ли не рассчитав, то ли поддавшись на расчёты Грифа, трепетное прикосновение губ которого тут же запечатлелось на разрумяненном лице леди Хогарт, которая даже растерялась. Прежде Роз не задумывалась, каков Норберт с женщинами, иногда ей казалось, что они и вовсе не способны взволновать его ледяную застывшую кровь, может именно поэтому она шла сюда с таким спокойствием и решимостью. Могла ли она предположить, что играть с советником окажется не только полезно, но и столь приятно? Норберт был видным мужчиной, так разительно выделявшийся манерами среди своего новоприобретённого народа, но он был слишком расчётлив, умён, коварен и хладнокровен, к тому же смотрел на королеву свысока со снисходительностью, что невероятно раздражало и злило, уязвляя гордость, но сейчас об этом не думалось. Думалось вообще очень плохо. Поведение советника возмущало и восхищало одновременно. Он не торопился и не делал резких движений, будто приманивая добычу, боясь напасть раньше времени, пока она ещё не потеряла волю, чувство страха и сомнения. Желание Гриффина нельзя было не ощутить, и королева почувствовала, что её тело, истосковавшееся по ласкам и удовольствию, начинает невольно загораться от этого пламени. Его губы устремились к ушку рыжей гостьи, обдавая горячим дыханием, но от произнесённого слова Роз чуть не побелела, напряженно затаив дыхание. Её сердце от волнения стукнуло так, что в висках отозвалось. Но продолжение фразы успокоило предводительницу. Она никак не могла понять, было ли это совпадение или тонкий намёк, а потому остудила накативший пыл и взяла себя в руки, дабы не терять трезвый ум для свершения важного дела. Леди Хогарт склонила голову набок:
- А у вас оно есть? – с игривым сомнением поинтересовалась предводительница томным шёпотом, и скользнула ладонью под рубашку сквозь расстёганный дублет. Она провела кончиками пальцев вдоль его груди и ощутила заветный тайный шнурок, задержав руку, будто проверяя стучит ли там что-либо, напоминающее сердце. Не решаясь прикоснуться к самому ключу, она скользнула пальцами вниз, чуть царапая, и увела руку за поясницу на спину. Королева понимала, что сама подливает масла в огонь, но остановить себя не желала, ей хотелось увидеть его слабость, прежде чем советник закроет глаза, осев на пол к её ногам.

0

17

Ничто не истинно, всё дозволено

Гриффин никогда не смотрел на рыжеволосую опальную королеву, как на предмет вожделения. Стоило вообще очень сильно постараться, чтобы Советник смог воспринимать окружающих его людей иначе, кроме как фигурок на карте его собственных амбициозных планов. Не зря о Норберте ходили самые разные и извращенные слухи, да не только у саксонцев. На самом деле всё было проще - Гриф редко мог позволить себе слабости. А женщина - одна из них. Желать, а уж тем более, иметь высокородную женщину, было проблемой вдвойне.
Что сейчас творилось с надменным советником, было не понять. Ему казалось, что он, одновременно сошел с ума и прозрел. Это было как наваждение и как внезапное озарение. Как он мог находиться раньше рядом с этой волшебной женщиной и не хотеть её, как мог позволить себе не коснуться этих огненных волос, этих прекрасных круглых плеч, не целовать эту изящную шею? Как он был глуп и слеп, пытаясь отрешиться от королевского двора, не воспринимая эту красоту, посланную самими богами!
Гриф приподнял голову, вдыхая сладковатый аромат рыжих волос, склонился, снова касаясь губами виска, скулы, щеки, шеи женщины... и отстраняясь. Мужчина отпустил свою королеву, беря её лишь за руку и уводя за собой к кровати, более чем уверенный, что она пойдет за ним.
Наконец, оказываясь в полушаге от постели, Гриффин остановился, повернулся к Роз лицом, одним властным движением притягивая рыжую к себе. На удивление нежными прикосновениям, Норберт провел ладонями по плечам, вниз по талии, вновь обнимая королеву, вновь оказываясь вплотную. Одной рукой Гриф коснулся щеки женщины, ласково погладив большим пальцем скулу.
- А хоть у одного Вашего мужчины оно было? - Усмешка. Жестокая усмешка змея, которая вбирала в себя и насмешку, и гордость, и превосходство, и... сочувствие? Усмешка, которой так славился Гриф. А потом Норберт опустил взгляд, и можно было наконец вырваться из этого плена черных непроницаемых глаз, но советник тут же, не давая королеве опомниться, запечатал на её полных алых губах чувственный поцелуй, одним простым движением передавая всё свое желание и страсть с легким налётом безумия.
- Вы можете его поискать, моя королева, - чуть отстраняясь, но всё равно оказываясь близко-близко, произнес Гриффин. Наконец, мужчина выпрямился, и уронил себя спиной на мягкие шкуры на кровати, в последний момент хватая Розалин за руку и утягивая за собой. Немного расслабляясь, Гриф на мгновение прикрыл глаза... И тут же провалился в бездонную черноту.

0

18

Это было похоже на сон: странный, не логичный до безумия, далёкий от правды, дурманящий, которому ты можешь только покориться, заинтригованно ожидая продолжения, не в силах что-либо изменить. Розалин вдруг увидела в глазах советника-сноба то, что не видела никогда по отношению к себе, да и к кому-либо ещё, – восхищение, почувствовала удовольствие, с которым его губы скользили по её коже. Её голова закружилась, то ли от вина, то ли от чего-то ещё, исходящего изнутри, она прикрыла глаза, чуть запрокинув голову, зарываясь пальцами в волосы Грифа, который опускался трепетными поцелуями вдоль её шеи и вдруг отстранился. Леди Хогарт распахнула глаза и встретилась с манящим взглядом Норберта, который утягивал её за руку к постели. Она хитро улыбалась, не отводя змеиных глаз, и покорно последовала за ним, с трудом отдавая себе отчёт в собственных действиях. Как далеко она готова зайти ради цели? И думает ли о ней теперь? Гриффин притянул её к себе, изучая ладонями изгибы тела королевы, откуда только было в движениях этого жестокого и расчётливого убийцы столько нежности и ласки? Розалин уже засомневалась, что перед ней советник Хереварда, но тот всё же не удержался и съязвил в своей любимой манере, напоминая о своей сущности. Ей хотелось ответить, возмутиться, мысленно она уже возражала, вспоминая тех, кто её любил, но не успела, поскольку в это же мгновение Гриф припал к её губам в страстном поцелуе. Предводительница невольно поддалась, впитывая вожделение советника. Нет, она бы никогда не пустила полоза в своё сердце, осколки которого теперь надёжно запечатаны от посторонних глаз, но плотское желание – это другое дело, и королева выпила и позволила слишком много, чтобы не разбудить его.
Норберт снова чуть отстранился, будто дразня, его предложение звучало чуть ли не как вызов, а томный бархат голоса склонял к тому, чтобы этот вызов принять. Мужчина откинулся на постель, устроившись на мягком меху шкур, и утянул с собой Роз, очутившуюся на его груди. Он наивно надеется, что я начну первой? – игриво пронеслось в голове леди Хогарт. Она взяла его за руки, сплетаясь пальцами, и села, согнув колени. Гриффин прикрыл веки, сливаясь с ощущениями, и его пальцы расслабились, Розалин выпустила его руки, которые обессиленно упали на кровать и перекатилась на бок. Снотворное подействовало, - поняла она и посмотрела на потолок, чтобы восстановить сбившееся дыхание и прогнать непристойные мыли, мешающие делу. Затем она повернулась на бок и посмотрела на Норберта, она решила прикрыть глубокую досаду и усмехнулась.
Женщина приподнялась и развязала его рубаху, обнажая грудь, на которой красовался чёрный шнурок с замысловатым ключом. Розалин ловким движением сорвала его и нагнулась над советником, склоняясь так низко, что касалась своим дыханием его губ. Леди Хогарт с улыбкой, которая лишь казалось довольной, медленно провела кончиками пальцев по его скулам, вниз по щеке и губам, и прошипела с напускным презрением, словно произносила последние слова над трупом побеждённого врага:
- Мне не нужно твоё сердце, Гриф.
Розалин грациозно вскочила с кровати и подошла к столу. В горле пересохло, и она глотнула из чаши, что попалась ей под руку. Усевшись за стол, она бросила ещё один взгляд на Норберта, но тот продолжал безмятежно спать. Леди Хогарт положила перед собой ключ и задумалась, хотя хмель и мешал толком сконцентрироваться. Где у Гриффина может быть тайник? Роз начала оглядываться по сторонам и, сделав несколько предположений, встала. Её действия были спокойными и уверенными, будто не собиралась ничего красть, она знала, что спешка и небрежность делу не помогут.

0

19

Don’t get too close
It’s dark inside
It’s where my demons hide

Норберт очнулся от того, что затылок налился какой-то неестественной тяжестью. Так бывало, когда окна в покоях были закрыты, за ночь нагорело от свечей, да и душно, голова бунтовала. Глаза открывались с такой же неприятной тяжёлой болью. Он бы даже застонал, если бы годы в ожидании смерти в любой момент не научили его осторожности. Гриф обнаружил над собой каменный потолок, его знакомые очертания. Осознание где он и что делает накатило неприятной тошнотворной волной. "Змея!" Конечно она что-то подсыпала ему в вино, с чего бы ему самому внезапно терять сознание? Легким рывком мужчина поднялся, пытаясь понять сколько времени прошло. И понял, что не сильно опоздал. Женщина стояла спиной к нему, пытаясь отыскать что-то в комоде у стены. То ли стоило благодарить его натренированное тело, то ли неаккуратность Розалин, но в чёрном небытие он пробыл всего нечего. Гриф замер, пытаясь понять, услышала ли Розалин то, как он поднялся. Но королева, кажется, была поглощена поисками. Мужчина аккуратно коснулся груди, скорее для проформы, пропажу ключа он ощутил сразу же после того, как понял, что произошло. Сложно не заметить исчезновения теплого кусочка металла, который был всегда при нём.
Стараясь двигаться как можно тише, Норберт сполз с кровати на колени, резонно думая о том, что резкая смена положения произведет больше шума, и медленно-медленно поднялся на ноги в полный рост. Розалин, по всей видимости, никуда не спешила, как и он. В этот момент тупая боль в затылке усилилась, перед глазами потемнело. Гриффин скривился, закусил губу, выжидая, когда тьма перед глазами разойдётся. "Женщины... Имя вам коварство". Впрочем, что он ещё мог ожидать от этой змеи? Почему-то Норберта ничуть не волновало, что он был не лучше королевы, а то и в разы хуже. В голове метались судорожные мысли, что сделать с мятежницей. Первой мыслью ярости было подойти к Розалин сзади, пока та не слышит его, задрать юбки и сделать то, на что рыжая так упорно и настойчиво нарывалась. Но скоро Гриф погасил в себе эту вспышку, вспоминая о том, что ещё ни одно решение, принятое в ярости и гневе не было правильным. Он постоял немного, выжидая, пока организм перестанет бунтовать, а заодно решая, что делать. Холодно, взвешенно, мудро. Так, как он всегда это делал. Наконец, мужчина сделал шаг вперёд. Организм не возражал, и Гриф решил, что это хороший знак.
- Не там ищешь, рыжая... - Он уже был позади. Растрёпанный, взбешённый, подозрительно тихий. Гриф не спустился до оскорблений и скабрезностей, хотя очень хотел. А ещё он очень-очень хотел поступить мудро. Так, как ему велит его положение и опыт. Но поступил так, как было заложено в его северной крови, в его характере, в его, по сути, ещё невеликом возрасте. Он сделал ещё два шага вперёд, принуждая женщину отступить. Ещё шаг и он схватил Розалин за шею, прижимая к стене, пока не сильно сжимая пальцы. - Ты думала, что меня действительно так легко провести? -  Он смотрел на неё сверху вниз. Смотрел совсем не так, как раньше. Больше никакого восхищения, вожделения, теплоты. И, видят боги, лучше бы он смотрел на неё, как тогда, или хотя бы так как в начале их беседы - с презрением и усмешкой. Сейчас на глубине чёрных глаза плескалось нечто не просто пугающее, приводящее в ужас, верхняя губа приподнялась, обнажая верхние зубы в оскале. Он теперь не был хитрым улыбающимся полозом. Он был похож на зверя. На демона.

0

20

Пальцы предводительницы пытались втиснуть ключ во все замочные скважины, которые ей только попадались на глаза, выходило не лучше, чем у девственника, вообразившего себя лихим умелым сластолюбцем, но Розалин не спешила отчаиваться, продолжая своё дело, где-то же этот тайник должен быть. Сейчас Роз понимала, что, возможно, искать вслепую идея была не самая лучшая и стоило найти что-то более изощрённое, точное и продуманное. Но теперь это не важно. Замок в очередном ящике оказался слишком маленьким, ключ соскочил и лишь чиркнул по дереву. Леди Хогарт выдохнула, стиснув зубы, чтобы не разозлиться, но в тот же момент услышала голос Грифа совсем рядом. Женщина вздрогнула от неожиданности, как будто почувствовала призрака за спиной. То, что советник оклемается настолько быстро, не входило ни в планы, ни в расчёты Розалин. Она досадливо зажмурилась, смывая с глаз предательски выдающий растерянность взгляд «Какого..?». Перед глазами из темноты вдруг появились очертание бокала, разлитое вино...Роз вдруг ощутила такую досаду, что попадись ей сей кубок она бы огрела себя им по голове. Благо, сеанс самобичевания металлическими предметами прошёл как водится исключительно ментально.
Вернув самообладание, королева саксов развернулась, чувствуя себя спиной к Норберту особенно беззащитно. Взлохмаченный, помятый после не самого приятного сна, Гриффин перешёл в яростное наступление. Пара шагов назад, как в танце, только вместо талии, пальцы советника сомкнулись на шее лисицы. Устремлённым на неё взглядом мужчины можно было зарезать, загрызть или зажалить до смерти. Норберт был в бешенстве, выдавая эмоции каждой частичкой своего напряженного тела, ну а лица в особенности. Разве что глаз дёргаться не начал. Несмотря на некоторое дежавю (ибо сегодня до подобного она уже довела мужа и шея ещё не успела забыть грубые тиски рук Хереварда), в отличие от короля, у которого сила была разве что физическая, Гриффина действительно можно было испугаться. Страх леди Хогарт отразился в чёрных дьявольских зрачках советника, но потух. Розалин знала, что эмоции – это слабость. Роз сама была вполовину северянкой и с трудом приручила нрав при дворе. Ей льстило, что она довела до кипения такого выдержанного и хитрого мужчину. Видимо, он и впрямь увидел в ней угрозу, раз так взбеленился, пыхая своей оскорблённой гордостью во все стороны. Лучшего комплимента при дворе саксов и не сыскать.
- Почти… - прошипела Розалин, не отводя взгляда. Он всеми силами желал побить её своим напыщеным превосходством, но, проигрывая, выглядеть таковой королева не любила.
- Но я...- с трудом произносила женщина, терпя неприятное удушье, сдерживая накатывающий кашель. – Готова…сдаться… - с этими словами она демонстративно подняла руку с ключом и торжественно уронила его на пол. Не отдавать же послушно в руки, ещё чего.
- Поговорим? – с ехидной довольной улыбкой собрав силы, сказала Роз и вскинула бровь.

0

21

Она испугалась его как прохожий пугается своры бродячих собак. Вначале страх подкатывает к горлу, заставляет всё внутри сжаться в ужасе от того, что могут сделать с тобой эти острые клыки и беспощадные морды, а потом ты успокаиваешь себя коротким вздохом и страх волнами отступает, еще вздох - отходит на нет. Розалин испугалась так, как совсем не нужно было Норберту, он ожидал увидеть перед собой трепещущие от ужаса существо. Королева смогла противиться его вспышке гнева, смогла обвести его вокруг пальца, что несколько поднимало Розалин в его глазах, но не делало равным соперником - как она того хотела. Всё же в итог Гриф взял верх.
Стук ключа об пол будто разбудил Норберта ото сна. Он вздрогнул, поспешно отпустил женщину из своего цепкого захвата. Черный маслянистый огонь в зрачках погас, он отступил на шаг, выжидая, пока бестия откашляется и придет в себя. Пока что - быстрым движением подобрал ключ и вернул его на прежнее место - на шею, спрятал под рубашку. Пригладил волосы, приходя в себя, поднял взгляд на королеву, поклонился.
- Я прошу прощения за мою вспышку, Ваше Величество, - ни слова про эпизод на кровати. Гриф выпрямился, на губах была прежняя усмешка. - Надеюсь, это будет Вам уроком впредь не прикасаться к моим вещам без разрешения. - "В следующий раз за это можно поплатиться головой" - А Гриффин уже вновь становился самим собой. Стал чувствовать себя более раскованно, подошел к стол, налил себе воды из другого кувшина, смочил себе горло. Северянин сделал приглашающий жест рукой на стул перед собой, как бы отвечая на предложение опальной королевы поговорить. Сам обошел стол кругом, встал за стулом, оперся на спинку руками. - Я бы хотел послушать, что Вы пытались найти. - У него были кое-какие соображения на этот счет, но он бы хотел услышать это из первых уст. Ко всему прочему, это было бы прекрасным унизительным пассажем в сторону Розалин. - Быть может, перед тем, как травить меня, стоило спросить напрямую... - Гриф покосился на кувшин на столе. - ...И, быть может, я смог бы Вам это дать.

0

22

Несколько выкроенных мгновений, пока Гриф возвращал ключ на место и приводил себя в порядок, прилизывая шерсть, позволили и самой королеве опомниться от удушья. Она нарочито отвернулась, чтобы советник не видел её обескровленного лица со слезящимися красными глазами, искривлённого гримасой приступов тошноты. По-рыбьи ловя губами воздух и откашливаясь, она постепенно стала возвращать себе прежний вид. В горле ещё неприятно саднило, но дыхание выровнялось, а на щёки вернулся лёгкий румянец. Ещё пара глубоких вдохов и женщина выпрямилась, величаво расправив плечи, повернулась к северянину, который вновь заговорил с этой его скользкой вежливостью.
- Не знала, что королеве необходимо разрешение, - с наигранной наивностью юной девы пролепетала в ответ Розалин и ехидно улыбнулась, удивлённо приподняв бровь, изображая саму невинность, хотя взгляд её явно говорил о том, что намёк понят, - никак не привыкну к местным обычаям, - женщина пожала плечами и приняла приглашение присесть, но до воды и еды дотрагиваться не стала. Норберт живописно стоял напротив, оба старательно делали вид, что ничего особенного не произошло. Леди Хогарт слушала его, чуть прищурившись, она откинулась на твёрдую резную спинку, которая чувствовалась позвонками, а руки вальяжно опустила на подлокотники. Было немного жарко, под густыми рыжими волнами шея, ещё помнящая напечатление горячих влажных губ советника, норовила покрыться испариной. Королева лёгким движением свила волосы в жгут и опустила их на одно плечо, будто небрежно внимая словам Гриффина, она не собиралась оцепеневшим пуганым щенком глядеть в беспощадный мрак его глаз. «Травить» - Роз усмехнулась на этом слове, думая про себя, что, если бы она действительно хотела отравить Грифа, он бы сейчас не говорил с ней, а исходил кровавой пеной в судорогах на подушках ложа. Жалко было бы подушки пачкать, вышивка на них недурна.
- Не очень люблю оборот «может быть». Предпочитаю действовать наверняка. Впрочем, раз фортуна допустила подобный промах, сами боги благоволят обсудить мои планы с вами, милорд Норберт, - она говорила ровно, будто говорила лишь о досадной осечке на последней охоте.
- Уверена, вы догадываетесь, что мне нужно. Одна маленькая вещица. Моя. Скромный перстень, который забрали у меня вместе с фамильным кинжалом, - Розалин подалась вперёд, лукаво улыбаясь. - Вы уже разгадали его секрет?  Потайная довольно простая печать со змеями была вытесана в недорогом крупном камне на обратной стороне и найти её можно было, только вытащив его из оправы определённым образом. Кроме того, внутри был полый отдел для яда, но он уже давно был пуст.

0


Вы здесь » Crosshistory. Salvation » Старая Англия » Ужин с дьяволом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC