Crosshistory. Salvation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crosshistory. Salvation » Архив эпизодов » Пленники судьбы (ноябрь 1839)


Пленники судьбы (ноябрь 1839)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://www.picshare.ru/uploads/140102/0MgVF7Vi71.gif
Название фэндома: Бедная Настя
Рейтинг: PG-13
Участники: Елизавета Долгорукая, Владимир Корф, Михаил Репнин
Время, место: ноябрь 1839, поместье Долгоруких
Обстоятельства: идет подготовка к свадьбе Елизаветы с Андреем Платоновичем Забалуевым. Этот брак неравный, нежеланный для Лизы. Она все еще влюблена в Корфа, но от него нет вестей. Неожиданно Владимир появляется на пороге ее дома, да еще и не один...

Отредактировано Елизавета Долгорукая (2015-05-17 20:19:54)

+1

2

Ещё томлюсь тоской желаний,
Ещё стремлюсь к тебе душой —
И в сумраке воспоминаний
Ещё ловлю я образ твой...
Твой милый образ, незабвенный,
Он предо мной везде, всегда,
Недостижимый, неизменный,
Как ночью на небе звезда...

Холодное ноябрьское утро неприятной дрожью пробежалось по оголенной девичей коже. Поморщившись во сне, она закрыла плечи ладонями и сжалась. Эта ночь была беспокойной. Дурные видения не оставляли  Лизавету, она то улыбалась, то слезно кричала во сне. Мария Алексеевна приказала не отводить от нее глаз, сетуя на «дурное влияние Корфов».
В комнату вошла Татьяна, с детства служившая дому Долгоруких, распахнула портьеру и с мягкой улыбкой повернулась к Лизе. Комнату залил яркий, уже негреющий солнечный свет. С трудом открыв глаза, Елизавета испуганно взглянула на Таню.
- Доброе утро, барышня! - Как всегда приветливо произнесла девушка. - Я знаю, эта ночь для вас была трудной и…
Зажмурившись и оттолкнувшись от постели ладонями, Лиза приподнялась. Пошатнувшись, девушка сделала несколько шагов и посмотрела на беспокойную девицу.
- Я в порядке, Танюша, - пытаясь убедительно улыбнуться, сказала Елизавета. - Маменька дома?
- Как же? Дома… - вздохнув, ответила Таня.
Дверь приоткрылась, в комнату вошла Мария Алексеевна.
- Доченька! Как ты себя чувствуешь? - Заботливо взяв ладонь дочери, поинтересовалась она. - Что-нибудь болит? А жар? Господи, ты нас так напугала!
- Пустяки! - Осторожно освободив ладонь, сообщила девушка. - Не волнуйтесь.
- Какая же ты бледная! Нужно срочно, срочно послать за доктором! - Мария Алексеевна грозно бросила взгляд на крепостную девушку. - Вот как я могу сейчас уехать и оставить тебя в таком состоянии? Нет, нельзя этого!
Татьяна тут же выбежала из комнаты и поспешила выполнить приказ хозяйки. Оживившись, Лиза покачала головой.
- Нет, не надо доктора! - Воскликнула она, на ее щеках даже заиграл румянец. - Если вам нужно ехать, поезжайте. Будьте уверены, со мной все хорошо. Я чувствую себя  гораздо лучше!
- Да? - Неуверенно обратилась женщина к дочери. - Ну, раз так… Мне нужно все подготовить к свадьбе. Если твой жених приедет, прими его со всем почестями. Не груби ему. Ты даже не представляешь, как тебе повезло!
Лицо Лизы грустно потемнело, она засмеялась и прижала ладони к щекам.
-  О чем вы говорите?! - Повысила голос Лиза. - Я не хочу… не хочу замуж за Забалуева! Я люблю Владимира… Я всегда его любила.  Позвольте…
Упав на колени, Елизавета взяла в руки ладонь матери, и, крепко сжав, прижалась к ней щекой.
- Лиза! - Строго воскликнула она, безумными глазами посмотрев на дочь. - Что это за разговоры?! Владимир тебе не пара! От этих Корфов одни лишь беды! Ты станешь женой Забалуева! А что до любви… Одной любовью сыт не будешь. А он сможет сделать тебя счастливой и дать то, чего не сможет дать тебе ни один мужчина.
- Маменька! - По лицу Лизаветы невольно потекли слезы от острой боли, кольнувшей в ее сердце. - Молю вас! Лучше смерть, чем этот брак!
С каждой беседой мать и дочь все более отдалялись друг от друг. Только у одной была сила, была власть, была репутация, а у другой был лишь упрямый характера и мечты о собственном счастье. Эти мечты становились настолько призрачными, что, казалось, они вот-вот растают в небытие. Душу Лизы щемила тоска, она долго билась за свое право на любовь, теперь силы ее покидают. Она сдает позиции. Замуж за старика совсем не хочется, но мать даже и слушать ее не хочет. Узнав о предстоящей свадьбе, Лизавета написала письмо старшему Корфу, но так и не дождалась ответа. Отец погиб… Нет никого, кто мог бы защитить ее. Она одна. Теперь одна.
- Нет! - Грубо одернув руку, женщина с силой оттолкнула дочь. - Я закрою тебя на замок, ты будешь сидеть до свадьбы одна! Ты образумишься… Обязательно образумишься! А если нет, то я позволю Андрею Платоновичу делать с тобой все, что он посчитает нужным. А о Корфе и думать забудь. Нет его, уехал он. Ты не нужна ему, а он не нужен тебе!
Громко хлопнув дверью, Мария Алексеевна вышла из комнаты.
- Это ложь… - бессильно прошептала Лиза, сидя на полу и поджав под себя колени. Как мне хочется сбежать… В лес, к Сычихе, к диким зверям…  Не важно. Главное, подальше от нее, ото всех них. Только Сонечку жалко, если бы не она, мне было бы нечего терять. Я не могу оставить ее одну,  лишь она одна моя радость, мой луч света во тьме.
В коридорах послышалась беготня, кто-то куда-то спешил, кто-то кого-то ругал. За окном уже запряжены лошади. Видимо, Мария Алексеевна готовилась к отъезду. Поднявшись с пола, Елизавета подошла к окну и любопытно стала вглядываться в повозку.
Уехала, - послышалось за спиной.

Отредактировано Елизавета Долгорукая (2015-05-17 20:34:06)

+2

3

Жизнь дворянина скучна и однообразна. Военная карьера немногим разбавляет эту скуку: в мирное время, наверное, офицеры помирают от безделья и выпивки куда больше, чем в войну - на поле боя. Но еще хуже быть отставным офицером. К смертельной скуке прибавляется еще и тоска по былым временам, по какому-никакому веселью, по мундиру, по балам, где можно этим мундиром пощеголять. А без мундира, что называется, ты букашка.
Вот если бы не Корф...
Непонятно, почему, но ноги сами понесли князя Репнина к барону Корфу, точнее, к бричке, которая мигом домчит до нужного места. Это уже стало практически привычкой - почти ежедневно навещать друга. Впрочем, ничего странного в этом нет. Визиты всегда были неплохим, а иногда и единственным развлечением дворян. Да и никогда не покидало желание приглядывать за молодым Корфом, как бы он не наделал бед. Желание это только усиливалось в последнее время: Корф пристрастился чудить. Самое верное - вовремя обрубить все его сумасшедшие идеи на корню, чтобы потом не пожинать горькие плоды такой самодеятельности. А еще лучше - в этой самодеятельности поучаствовать, ведь, как известно, Корфа сложна переубедить. Упрямец, каких мало.
Посмотрите на князя Репнина, уже приближающегося к дому Корфа. На вид обычный молодой дворянин. Явно не беден, но и не особо богат. Вполне хорошо сидит на нем сюртук. Но чего не хватает? Правильно, мундира. По чьей вине? Не нужно особого труда, чтобы догадаться.
В доме Корфа Репнин, спустя столько-то лет, уже появлялся без доклада. Сразу же по приходе Михаила друг не обнаружился, так что пришлось немного пройтись по дому.
- Корф! - звал князь, начиная полагать, что барона и вовсе нет сейчас в своих владениях. - Корф! Володя!
"Черт бы тебя побрал" - добавил Репнин уже мысленно и наконец догадался пройти в гостиную. Там благородный барон и обнаружился. Михаил задержался в дверях, удрученно вздохнув.
- Как можно, Володя, - печально, почти скорбно произнес князь. - Опять ты... Да еще и без меня.
Не дожидаясь приглашения - оно уже давно не требовалось и читалось разве что во взгляде - Репнин присел рядом с другом.
- Какой повод на этот раз? - с печальной иронией спросил князь, взяв в руки стоящую на столике бутылку и изучая этикетку, а заодно и прикидывая количество уже выпитого и еще оставшегося напитка. Расчеты эти бессмысленны уже потому, что вряд ли эта бутыль - первая.

Отредактировано Михаил Репнин (2015-07-13 00:43:06)

+4

4

Тишина. Наконец-то его за какое-то время окружала сплошная и непрерывная тишина, граничащая со спокойствием. Сегодня утром, будучи еще в весьма похмельном состояние, Корф сделал, пожалуй, самый умный поступок, отослав всех, кто ему попался под руку к Черту. И это, я могу сказать, было не совсем абстрактное направление, а вполне конкретное. Владимир, вскомандовал, что бы его крепостные поставили один из новых спектаклей "вечера на хуторе близ Диканьки". Зачем ему это нужно? Черт его знает! Но, главное что теперь, все до единого были заняты по уши. Кто-то уже ходил, пытался выучить слова, кому-то приходилось стоять в очереди на пробы. В любом случае, эта вся суета совершенно не касалась Владимира, а через пару недель, он, как и отец, ранее, возьмется за постановку и посмотрит, что выйдет с этой самодеятельности.
Но как не погляди, теперь барин сидел в собственном кабинете и размышлял над более несущими делами.
- Повод... - вертя в руках фужер с остатками коньяка на дне, растеряно повторил Владимир слова возникшего на пороге друга. По сути пил он для того что бы убить время и разогнать застоявшиеся мысли. Все же, ему предстояло сегодня нагрянуть в поместье Долгоруких и встретиться с фурией, которая так и жаждет отобрать поместье. Была бы эта старая кляча единственной проблемой Корфа, скорей всего, молодой барин смотрел бы на нее со свойственной ему веселостью и задором, но нет же, смерть отца привнесла в его жизнь столько подводных камней, что Кавказское побоище уже казалось сущим отдыхом.
- Мишель, разве мне нужен повод? Вся жизнь, это один сплошной праздник, а если ходит с такой кислой миной, как у тебя, то можно навлечь на себя кару всевышнего - Корф не мог ни ерничать. Легкая ухмылка появилась на лице Владимира, как только остатки алкогольного напитка перекочевали в его желудок. Отставив фужер, брюнет поднялся из-за стола, на ходу застегивая пуговицы темного сюртука.
- Кстати, хорошо, что ты заглянул - Корф взял некие бумаги со стола и поспешно спрятал во внутренний карман - ты же не откажешь мне в прогулке к Долгоруким.
Последняя фраза была даже не вопросом, а утверждением, ибо, куда же еще может деться Мишель... Мужчина хлопнул друга по плечу и направился к выходу.

***

Дорога была не долгой. Ноябрьское солнце слегка пригревало, в то время как ветер окутывал легкой прохладой, намекая на скорые изменение в погоде. Владимир, который не особо любил коляски, повозки или кареты, скомандовал запрячь двух жеребцов которые и должны были доставить друзей к соседнему поместью.
- Эй, мужик! - крикнул Корф какому-то крепостному, что вычищал ступени, ведущие к главному входу в поместье. Парень быстро выровнялся. Поняв, что перед ним благородные господа, стянул с головы шапку и принял поводья коней, в то время как Корф и Репнин последовали вовнутрь дома, где их встретил управляющий.
- Доложи Марье Алексеевной, что прибыли князь Ренин и барон Корф.
Мужчина на секунду замешкался, но быстро исправился:
- Так хозяйки нет дома. К Забалуеву отбыла, праздник же на носу
Владимир недоверчиво взглянул на Мишу, негласно вопрошая его :"как думаешь, что за дела могут быть у Долгорукой и Забалуева?", но получив в ответ такую же непонимающую мину, все же продолжал беседу с привратником:
- А Елизавета Петровна? - управляющий сразу же кивнул головой - тогда чего стоишь, доложи ей, мы подождем в гостиной.
Наглость Корфа порой действовала на людей очень даже смутно. Растерянный привратник не знал, что именно ему стоит делать, то ли проводить мужчин в гостиную, то ли сломя голову бежать за старшей дочерью хозяйки, но подметив, что господа и сами знают дорогу (грешно не знать.  Володя часть своего детства проводил в этих стенах. Пока Лиза и Соня игрались в куклы, а спустя года к ним присоединилась и Анька, Вовка гонял по закоулкам, выискивая себе эдакое интересное развлечение) помчался за Лизой.
- Кажется, сегодня я тебя лишу забавного представления. Но, зато познакомлю с Елизаветой Долгорукой, помнишь, я тебе о ней рассказывал - заложив руки за спину, Корф подошел к окну.

+2


Вы здесь » Crosshistory. Salvation » Архив эпизодов » Пленники судьбы (ноябрь 1839)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC